ЮЮ – постабортный синдром цивилизации

Есть в нашей жизни такая опасная вещь, как информационная усталость. Это когда человек почти бессознательно «ставит блок», «пропускает мимо ушей» поднадоевшую – обычно злободневную – информацию. Такая «блокировка» все чаще встречается в отношении полемики «вокруг ЮЮ» – ювенальной юстиции.

Встречается подобное даже в среде верующих людей, тех, кто лишь несколько лет назад впервые узнал о проблемах ювенальных законов, и в ту пору зело возмутился. Сейчас многие уже поостыли и порой с изрядного «высока» посматривают на тех, кто все еще «зачем-то машет кулаками». Стало общим местом размышление о том, что «ювенальщиков боятся те, чья совесть не чиста». Мол, гуманнее и любвеобильнее детей воспитывайте – тогда и ЮЮ вас не коснется, а кого коснется, так те сами виноваты.

Конечно, рациональное зерно есть и в этих утверждениях: все-таки несколько раз на православных форумах я сталкивалась с тем, что громче всего кричат о ювенальной угрозе люди в принципе громкие и… агрессивные. Агрессивные к собеседникам настолько, что подумаешь невольно: «Бедные, должно быть, их дети». Впрочем, это были отдельные случаи, а «отдельные личности» – они и в любой дискуссии выделяются.

Но то, что агрессивная риторика некоторых родителей и общественников начинает переводить вопрос ЮЮ в область маргинального – это опасный признак. Это вполне реальное преддверие того, что вскоре инфоповод из разряда: «У семьи священника N отобрали детей» вызовет в обществе лишь кривую ухмылку: «Значит, сам виноват». И общество преспокойно займется своими делами… пока не последует звонок из школы: «После беседы со школьным психологом нами было принято решение…».

«Вот, и она о том же, – могут подумать многие читатели, – звонки из школы, опека под дверью… Да хватит уже нас запугивать, мы не быдло! Мы будем фильтровать информацию!» Однако, заводя речь о ЮЮ, я даже не о «коварных планах Запада» собираюсь сказать. К сожалению, дело даже не в том, что в нашей стране ювенальные законы кто-то сознательно и целенаправленно продвигает (хотя про продвижение у меня есть в запасе история из жизни).

Проблема вот в чем: угрозы ювенального законодательства реальны и велики именно потому, что для них есть готовая питательная почва в любой современной стране мира, и в нашей в том числе. Мне кажется, что по сути своей ювенальное сознание – это такой постабортный синдром цивилизации. В чем он выражается? Когда слишком большой процент женщин вовлекается в детоубийство (пускай только на стадии беременности), то не только убийство становится нормой. Ужасно, что не нормой становится деторождение.

Человеку трудно жить с мыслью, что его соседи, гуляющие с гурьбой детей на детской площадке, морально выше его, детоубийцы в квадрате (или кубе, или, не дай Бог, еще в какой страшной степени). Это нормальное (то есть обычное, часто встречающееся) свойство человеческой психики: самооправдание. С точки зрения христианства самооправдание греховно, а с точки зрения обывательской психологии – в самый раз. Иначе как жить-то, когда все вокруг герои, а ты…

И вот с такой обывательской точки зрения поводом для самооправдания становится семья. Семья просто выводится из поля нормального. «У меня нет семьи, и я хороший. А вот они женятся и даже детей заводят. Следовательно, кто они?» Тут человек, конечно, не сразу скажет «плохие». Он сначала потонет в общих фразах: «Они вступают в брак по причине личностной неразвитости, слабости характеров, склонности к созависимым отношениям…» Ну, и так далее.

А детей они почему рожают? Ну, ясное же дело: «они» авторитарны, у них склонность к садизму, доминированию и самоутверждению. Адекватные люди в наше время разве станут рожать детей? А неадекватным нельзя доверять детей воспитывать, иначе такое вырастят…

Это гротеск, но по сути он вполне отражает ту идейную атмосферу, что ложится в основу ювенального законодательства. Вместо презумпции невиновности в основе оказывается презумпция виновности родителей. А почему? «А потому! Нормальный человек сейчас детей рожать не станет!» Невесело, верно? И вот, с одной стороны, не хочется «мракобесничать» и кричать: «Волки, волки!» там, где на экспертном уровне нам заявляют, что волков не обнаружено, но…

Но вот теперь, под занавес, тот самый случай из жизни.

Несколько лет назад, году, наверное, в 2007-м, мне довелось участвовать в международном конгрессе журналистов в Москве. Всемирный конгресс Международной Федерации журналистов – как-то так это действо, кажется, называлось. В программе была заявлена Школа молодого журналиста, и два или три рязанских редактора наивно решили свозить свой «молодняк» на «повышение квалификации».

Честно сказать, форум тогда для меня прошел довольно безлико. Я была молода и помолвлена, и думала в основном о том, что мы с моим будущим мужем должны вскоре в Москве встретиться, чтобы съездить за благословением к духовнику моего духовника.

Но даже посреди этих девичьих размышлений я успела подивиться тому, в каком странном виде какая-то делегация юных журналистов явилась на площадку презентации прессы. Ребята лет четырнадцати-шестнадцати приехали, кажется, исключительно ради эффектного дефиле по залу в футболках с надписью «Нет сексизму в СМИ!» Изображение под лозунгом не подлежит не только обсуждению, но даже упоминанию в среде приличных женщин, поэтому я оставлю этот набросок недорисованным. Помню лишь, что наша редактор подходила к их редактору с вопросом: «А знают ли родители этих детей, что их кровинушки в данный момент видят и носят на себе?» Кажется, на второй день футболки исчезли…

Там же, на конгрессе, нас активно знакомили с темой «гендерных стереотипов» и их «преодоления». Это был 2007 год. Прошло совсем немного времени, и брошенный камушек эффективно поднял соответствующую информационную волну.

Другой момент: лекция для юных журналистов об авторском праве. Вообще-то, полезная тема, да и лектор был уникальным профессионалом. Но тогда меня поразило то, что нам, молодому и зеленому поколению, не слишком-то много говорили о журналистском преломлении заповеди «не укради» (не нарушай чужие авторские права). Быть может, я пол-лекции витала в облаках, но сохранилось впечатление, что изрядная часть выступления была посвящена вопросу о том, как защищать собственные авторские права. Как, к примеру, через законодательство об авторском праве можно легко закрыть любую региональную газетенку (далее юридические выкладки с подсчетом: на сколько МРОТов можно оштрафовать издание, тиснувшее какую-то не ту фотографию). А наибольшее вдохновение охватило лектора, когда он вспоминал истории собственных судебно-финансовых побед… Наверное, это действительно ценная информация. Но стало мне от лекции невесело. Муторно как-то стало…

Да, к сожалению, я отошла от темы. Но не совсем. Просто пытаюсь рисовать то ожерелье, в котором тогда на наши юные глаза попался и такой «бриллиант», как ювенальная юстиция. Это была какая-то лекция о новаторском законодательстве в сфере профилактики молодежной преступности. Что-то в этом роде. Несколько раз лектор повторил новое словосочетание «ювенальное законодательство», а в качестве случая его конкретного применения привел такой пример.

Вот, мол, юный хулиган сломает дверь в подъезде, и что? По обычному (читай: отстойно-российскому) законодательству суд штрафанет папашу, тот сыну даст ремня, и все. Положительного результата ноль. А гуманное-де ювенальное законодательство привлечет папу и ребенка к совместному – такому плодотворному – исправлению содеянного. А в процессе работы отец и сын найдут путь к сердцу друг друга, и наступит между ними дивная психологическая симфония с немедленным исправлением трудного подростка.

И – ни слова ни полслова о такой стороне ЮЮ, как грубое (в том числе физическое) вмешательство в жизнь семьи, причем даже той семьи, где хулиганов-то как раз и нет.

Знаете, мы были очарованы. Какая же гениальная юридическая практика!

Единственное, что несколько охладило мой восторг, был заключительный посыл лектора. Выступающий, прощаясь с нами, вдруг объявил обаятельным и радушным тоном о том, что следующая, мол, Школа молодого журналиста пройдет в солнечном городе Сочи. И всем, желающим съездить туда совершенно бесплатно, стоит сделать небольшое «домашнее задание»: просто написать в родном городе, в местной прессе, просветительскую статью о ЮЮ.

И мне отчего-то подумалось: разве хорошие темы требуют столь грубых взяток?...

Елена Фетисова

 

Тематика: