«Россия – моя история» глазами историков и учителей

Претензии, предъявленные к мультимедийным историческим паркам «Россия – моя история», опротестовывают востребованность выставок в школьном и высшем образовании и открытие экспозиций в регионах.

Говорят практики-педагоги школы и вуза, а также директора региональных парков:

Это история

Марина Витальевна Матвеева, учитель истории и обществознания, школа № 1400, Москва:

– Нападки на исторический парк «Россия – моя история» просто обескуражили. Это явно заказная кампания, потому что в Интернете распространено даже не одно письмо. Я все это распечатала и специально поехала на ВДНХ еще раз на все посмотреть своими глазами: точно ли эти претензии имеют хоть какое-то основание? Все надумано!

Доходит до смешного: кому-то, видите ли, тач-конструктор танка не понравился. Я его, честно говоря, тоже собрать не смогла. Но у мальчишек-то получается! У них сразу такой боевой дух и веселый настрой! Мы там долго с детворой материал осваиваем, – это разминка. Они потом и про войну все совершенно по-другому воспринимают.

Или, мол, зачем на исторической экспозиции крутить мультфильмы? Там действительно есть панели, на которых при активации запускаются рисованные мультики, например, об устройстве русской избы. И мне малышей от экрана не оторвать! Облепили его, стоят, смотрят. Какие-то предметы из русского быта им знакомы, другие нет – интересуются.

Те, кто помладше, особенно любопытно глазеют и на стенды с историей вещей: ложка, картошка... Ребенок видит – ему все понятно. Ну, согласитесь, что это дознание, «при ком и когда картошка распространялась», – вымороченная склока тех, кого явно истории учили в системе каких-то безжизненных – шаг влево, шаг вправо – заучиваний и сдач.

Как будто те, кто выступил с претензиями, на выставке-то и впрямь не побывали.

А это очень здорово, что на экспозиции представлена не только сухая схоластика событий, дат, фактов, персоналий, терминов... Кто? Что? Где? Когда? И не только в таком эрудийно-состязательном жанре брейн-ринга: кто знает правильный ответ? Но явлена и живая синкретичность: все времена и пространства сразу, где строгое и академически выверенное повествование еще и так щедро растворено обаятельной повседневностью мирных будней, а порою скудной, минусовой – голод, война, – вызывающей сострадание жизнью простых людей. Быт дает вжиться в эпохи.

Здесь кто-то заплакал, там – глядя на кичку (вот бы еще и померить что-то можно было), рассмеялся. Эта эмоциональная вовлеченность снимает усталость, апатию, как-то животворит историю и твое пребывание в ней. Добились эмоции – значит, ребенок запомнил. Я в школе работаю уже около 15 лет. Сейчас у меня ребята в 10-11 классах, бывает, по предмету надо что-то из уже изученного актуализировать: «А вы помните, в 5 классе...». Что они вспоминают? То, что через сердце пропустили. Был момент, что родство поколений ученик ощутил, – все! этот опыт с ним и остался!

Разве суть в этом натужно вдалбливаемом «историзме», о внедрении которого в детские мозги так пекутся авторы обращения к министру образования? С какой любовью сделана эта колоссальная по трудозатратам тысяч людей экспозиция! Раскритиковать можно все что угодно. Интересно, что эти критики смогли похвалить?

Простого изучения учебников за партой теперь недостаточно. Иногда я даже задаюсь вопросом: а раньше-то мы как могли все это объяснить? Но тогда и дети были другие. Можно, конечно, попытаться у них отобрать все гаджеты: «Так! Быстро все планшеты и телефоны ко мне на стол!!» Но можно поступить и по-другому. В парке «Россия – моя история» нам помогли во благо детям совладать со всей этой современной мультимедийностью.

Сама я 10 лет руководила школьной телестудией, – меня поразило, насколько оптимально продуман на выставках видео-контент. В этих запроектированных для просмотра сюжетов нишах установлен таймер, так что экскурсовод или учитель-гид краем глаза всегда видит, сколько минут/секунд осталось до следующего видеофрагмента, и понимает, в какой момент плавно свою экскурсию остановить: раз! – и все ребята тут же расселись на мягких пуфиках и смотрят короткометражный фильм. Идеальная с точки зрения режиссуры детского внимания смена работы с материалом: то тексты, то картинки, то визуально-тактильно, то на слух…

Сейчас на сайте городского методического центра даже уроки, в том числе для исторического парка «Россия – моя история», разработаны: там сценарии, задания, рабочие листы, которые дети скачивают себе на планшеты. Потом ходят-бегают там по историческому парку группками и по отдельности – вписывают, решают. У них там проходят настоящие изыскательные работы. Это, как мы раньше в «Зарницу» играли.

Хорошо и то, что сейчас на выходе из залов сделают интерактивные формы для подготовки к ЕГЭ. А это, кстати, тоже сейчас отнюдь уже не просто тесты: там есть и сопоставление визуальных рядов, и работа с источниками, и задания с картами – как ты ориентируешься в них.

Поражает, конечно, в историческом парке «Россия – моя история» всеохватность и в то же время подробность проработки тем. Почему еще это такое живое пространство? Да там просто ощущение целого мира! Поэтому так и смешны все эти частные придирки: а вот то… а вот действительно ли?..

Это экспозиция для всех поколений. Даже разновозрастных братьев и сестер, которых трудно бывает где-либо еще собрать вместе, эта выставка объединяет. С бабушками и дедушками вдруг, оказывается, о чем-то чрезвычайно серьезном надо успеть поговорить. Сюда хорошо приходить всей семьей.

У нас, к сожалению, сейчас даже внутри семьи может быть разное восприятие и оценка нашей, даже совсем недавней, истории. Выставка ничего не навязывает. Помню стенды, посвященные гражданской войне: с одной стороны красные, с другой – белые, а между ними – фраза-цитата о том, как гибельна братоубийственная война. То есть нет ярлыков, размежевывающих и современников: эти, дескать, виновны, а другие нет. Ничего подобного. Показана катастрофа кровавой розни внутри одного народа-семьи. Все выводы собравшиеся у стенда делают сами.

Дети на экспозиции «Россия – моя история» ощущают себя, может быть, впервые реальными действующими лицами истории.

Что самое сложное в преподавании истории? Надо не просто вызубрить: кто, что, когда сделал? Это будет полный провал, если историю, тыча в учебники, изложенные суховатым языком, преподавать так. И дело даже не в оценках тех или иных событий, хотя неимоверно важно в истории назвать зло злом и показать детям образ подвига конкретных героев. Но прежде всего надо дать ощутить реальность – пусть и прошедшего – века, тогда они смогут с этими героями соотнестись.

И тут сразу же опять на создателей выставки обрушились: вы, де, актуализируете (что обзывали «модернизацией») историю. Но это самое важное: приблизить ее и одухотворить возможностью нового проживания!

Мы же, сегодня живя, ощущаем время, – а тогда каково было? Нашим дедам и прадедам? Прапрабабушкам? Благодаря каким их заслугам, самоотвержению, силе воли, крепости веры мы сегодня живем? А их бессонные ночи у кроватей тех, кто станет потом нам прадедом, а многотрудные будни, чтобы воспитать тех, кто нас потом родит и будет поднимать, – чем мы оправдаем их заботу о нас?

Этот выход через историю из рамок модного индивидуализма очень важен. Ребенок здесь, в историческом парке, начинает ощущать, что он не сам по себе. До него, оказывается, поколения и поколения небезучастных к его появлению на этой земле предков жили, и после будут жить. Он не один в истории.

Помню, мы остановились с детьми у стенда с новгородскими берестяными грамотами. Там была фотография и перевод: что написано. Чувствую, девочки затрепетали, вчитываюсь – любовное письмо! Там такая душевная трагедия на одной из этих «грамот» изложена! Вот как надо историю преподавать. Я замерла, ощущаю – что-то в их душах очень серьезное происходит. Быть может, мои девочки переживали впервые: оказывается, влюблялись и те, кто жил раньше нас, также плакали, волновались – как и мы... В фильмах-то они это видели, но то кино. А тут жизнь. Это история.

Ресурс национального самосознания

Инна Николаевна Петелина, учитель истории и обществознания, школа № 15, Москва:

– Когда исторический парк «Россия – моя история» только открылся, я поехала на разведку. Сама еду и думаю: «Неужели у них там в одном месте вся Россия, да еще и так, что тысячи лет одним днем махнуть можно?!» Я уж молчу про интригующее название, что это все – моя история...

Конечно, когда тебе все это открылось, этим хочется делиться. Авторы критического обращения к министру образования, наверно, действительно там не были, раз им это все, тем более для детей и для своих же соотечественников в регионах, захотелось запретить.

С тех пор, как я там в 57-м павильоне на ВДНХ, впервые, как лазутчик, одна побывала, мы с детьми в историческом парке «Россия – моя история» завсегдатаи, часто приезжаем. Надо видеть их глаза, слышать их голоса, когда они, еще не успев выйти с экспозиции «Рюриковичи», наперебой щебечут: «А на Романовых?» А после их посещения: «А дальше?» Но, побывав и на следующей выставке: «А новая, – интересуются, – когда?!»

Им интересно. Они все теперь такие патриоты!

Андрей Евгеньевич Петров, директор Департамента государственной политики в сфере общего образования Министерства образования и науки Российской Федерации, сказал на пресс-конференции, что воспитательная компонента возвращается в наше школьное образование. Помимо обладания знаниями и умениями, человек должен осознавать, для чего они ему даны. Для спонсирования американского рынка труда мозгами, что ли? Если из наших детей формировали «потребителей» – то это, конечно, был один из внедряемых в сознание вариантов.

Есть же элементарные качества честности, порядочности, благодарности. Любви к Родине. Пусть она и не столь состоятельна в плане материальных преференций. Хотя, разумеется, на выставке представлен образ могучей России, живущей своими богатствами, и самоотверженного   служения граждан Отечеству трудом ради его процветания (что отнюдь не исключает личного блага). Это образ России, в которой хочется жить, остаться.

На пресс-конференции была приведена статистика, что дети за 11 лет проводят в стенах школы 15000 часов (если соблюдаются нормативы: 38 часов в неделю). Безусловно, они рады выбраться в эту распахнутую в века и вбирающую русские просторы «Россию...», – ставшую их историей.

Этот исторический парк, как отметил ректор Московского педагогического государственного университета Алексей Владимирович Лубков, член-корреспондент РАО по Отделению общего среднего образования, стал для наших школьников и студентов вторым домом.

Нашу молодежь так последовательно и нагло развращали разного рода проплаченными суррогатами – «Дом-2» и пр. Сегодня те, кому выгоден этот порабощающий разврат и, разумеется, ненавистно патриотическое воспитание (если в пику ему устраиваются опросы о блокадном Ленинграде: не лучше ли было сдаться?), больше всего суетятся. Устраивают клеветнические провокации, настраивая общество на скандалы по поводу инвестирования в региональные мультимедийные исторические парки «Россия – моя история».

Я, кстати, поинтересовалась: а есть ли где-нибудь за рубежом что-нибудь подобное этому проекту? Ведь нету! Такого огромного мультимедийного исторического комплекса, где собраны все исторические вехи и конкретные события в жизни народа, от древности до наших дней, – нет нигде в мире! Это наш беспрецедентный ресурс национального самосознания, доступный школьникам, студентам. Конечно, вокруг него началась война.

Дети же все это усваивают. Здесь можно фотографировать. Делать записи. Что-то вызывает удивление – так это можно перепроверить по другим источникам. Вообще, как писал Александр Сергеевич Пушкин: «Как уст румяных без улыбки, // без грамматической ошибки // я русской речи не люблю». Ну, и замечательно, что и в экспозиции есть ошибки. Век живи – век учись.

Откуда вообще у этих «вольных» критиков такая стерильная дотошность? Это очень нездоровое явление. Умные люди учатся на чужих ошибках. А не требуют у Министерства образования публичных профессиональных экспертиз.

А детей все это живое, интерактивное, требующее вдумчивого – и слава Богу, что порою и критического – участия пространство просто цепляет. Провоцирует докопаться: как это так? Так и архивы вновь придется в стране открыть.

Здесь, в историческом парке «Россия – моя история», растет очень небезразличное поколение. Бог даст, еще не одно поколение молодежи взрастят эти исторические парки по всей стране.

Можно, кстати, конкурс объявить: найди ошибку. Это же весьма подогревает остроту мысли и деятельный интерес.

В конце концов, история не лишена, в том числе, личных и общественных, а отнюдь не только фактических, ошибок. Именно в историческом парке «Россия – моя история», как отметил на состоявшейся пресс-конференции исполняющий обязанности ректора РГГУ Александр Борисович Безбородов, все увидев своими глазами, прочитав телеграммы Ленина, – точно хакерски взламывая на тач-панелях гриф «Совершенно секретно», – молодежь и дети отмежевываются от этой истории: не моя.

Когда нам так зримо в этом честно смоделированном пространстве явлена суть происходившего в стране в годы революции и после, проще понять тот обман, который до сих пор нам вменяют в пространстве реальных, в том числе расположенных в самом центре страны, площадей, улиц, станций метро.

Надо бы уже навести порядок?

«…И создавать для молодежи и детей единую историческую среду»

Елена Петровна Малышева, кандидат исторических наук, доцент, руководитель УНЦ «Новая Россия. История постсоветской России», декан факультета архивного дела РГГУ:

– Что происходит на выставке «Россия – моя история»? Россия знакомится сама с собой. Дети и молодежь здесь зачастую впервые узнают, как выглядит тот или иной государь или просто достойный человек. If you want to watch online fetish porn videos then you have come to the right place. All BDSM, fetish porn videos are posted right here.

Раньше в старинных учебниках обязательно были картиночки – визуализации образа того или иного императора, царя. Пусть хотя бы парсуны, – в предыдущие века в России еще не было анатомической живописи. А в современных учебниках с портретами – беда. Вообще, в последнее время в учебниках точно намеренно выдавали исключительно фрагментарное визуальное представление о русской истории.

А нынешние поколения уже ориентированы на визуальное восприятие. Теперь, благодаря историческому парку «Россия – моя история», эта разбивающая облик исторической России подтасовка побеждена.

То, как выглядит Ленин на пьедестале или без, в Мавзолее и пр. и пр. – наша молодежь, не говоря уже о более старших поколениях, знает... А вот то, как выглядело большинство убиенных по прямой указке этого прославленного палача достойных сыновей и дочерей России, не знали. Теперь знакомятся. (Кстати, экспозиция и начиналась с выставки 2012 года «Православная Русь», открывающейся коридором образов новомучеников).

С одной стороны, устанавливается с историей личный контакт. С другой стороны, четко усваивается отрезвляющий хронометраж жизни. Каждый конкретный персонаж в сознании ребят попадает в исторический ряд. В этом смысле в экспозиции очень хорошо как раз представлены государи. Это позволяет ребенку или студенту в модульном, что называется, формате воспринять ту или иную эпоху.

Личность, через которую ты войдешь в это время, ты можешь выбрать сам, – кто тебе более импонирует, кому ты соответствуешь (кстати, журнал «Фома» примечательный тест придумал: «Кем ты был в Иудее перед Рождением Христа»). Но в любом случае будет соотнесение с первым лицом: да, Сперанский, – это, значит, правит Александр I; Сперанский – это вовсе не Иоанн Грозный и т. д. А как иначе? Тогда начинаются вопросы, часто задаваемые студентами-не-гуманитариями: «А кто был первым – Иоанн Грозный или Петр I?»

В чем бы там ни обвиняли вольноотпущенные историки принцип построения экспозиции, – но это нормальный, вполне приемлемый ход. Государь есть государь. У русского человека есть здоровая патерналистская склонность к почитанию старших, в том числе правителей, – особенно если они того достойны. Русский человек привязан к семье, к отцу, который несет ответственность, помогает тебе. Такого больше нигде в мире нет. Это очень ценное качество, как бы против него ни восставали ниспровергатели традиционных устоев. И этот существенно важный для русского самосознания принцип как раз и отражен в экспозиции.

До посещения исторического парка «Россия – моя история» молодежь могла не идентифицировать исторических деятелей со временем и с государем, при котором тот или иной человек жил, трудился, служил. А здесь по экспозиции идешь и четко видишь: XVII век, XVIII... Что сделано, что нам предстоит.

История перестает быть абстракцией. Начинаешь сопрягать даты. Появляется пытливый интерес глубже и конкретнее узнавать: где-как-что пережили родные мне люди. Особенно если это были последние дни перед мученической кончиной в каком-нибудь из концлагерей. Об этом многие из потомков умученных узнают только сегодня.

Вообще, XX век – один из самых сокровенно-молчаливых в плане передачи семейного предания. Сначала люди были запуганы, потом по инерции молчали. Сейчас молодые люди начинают многое узнавать, в том числе – получив общую картину происходившего веком ранее при посещении исторического парка «Россия – моя история». Они точно пытаются заполнить недостающие паззлы.

«Историю-то делают, оказывается, люди!» – пока она не станет тебе максимально близка, тебе свое присутствие в ней очень сложно ощутить. Но когда это произойдет, человек уже не разменивается на псевдоцели, – вот что важно. То и дело от ребят на экспозиции приходится слышать: «Ой! А мой родственник тоже...». Так история входит в плоть и в кровь.

Точно так же, как владыка Тихон (Шевкунов) предложил второй том «Несвятых святых» написать всем сообща, – так же можно было бы и выставку «Россия – моя история» – хотя бы в виртуальном мультимедийном пространстве – составлять в качестве живого нарратива, когда каждый расскажет, что знает о своих. Полюбили же люди акцию «Бессмертный полк». История – это не прошлое, история – это будущее.

Почему бы появляющиеся «московские электронные школы» – это такие большие мультимедийные классные доски – не сделать частью проекта «Россия – моя история»? Дети все равно осваивают эти доски, проецируя на них созданный по примеру увиденного в исторических парках контент. Инна Николаевна Петелина, учитель школы № 15, рассказала на пресс-конференции, как ученик, желающий поступить на журфак, взялся за камеру: «Видели выставочные визуальные ряды? Будем делать такие же!» – «А сможешь?» – «Попробуем».

У нас колоссальные провалы в плане восприятия истории и передачи традиции. Никакими отдельными мерами, типа выпуска книжек, журнала «Живая история», организации лекций, тут уже не обойтись. Проблема системная, и решать ее надо системно. Каким образом? Создавать для детей и молодежи единую историческую среду обитания, в которой ребенок растет и взрослеет, и она для него естественна. Начало положено в исторических парках «Россия – моя история».

Мужчины были по-деловому краткими:

Директор музейно-выставочного комплекса «Россия – моя история» Махти Шагидинович Рамазанов из Дагестана поведал, что у них в центре Махачкалы, где устроен исторический парк, рядом расположена мечеть. Парк открылся в четверг, а уже в пятницу после пятничного намаза 200 разгневанных мужчин заявились на экспозицию: «Что это вы тут за музей открыли?!» Им был выделен экскурсовод, а таковых подобрали для выставки с научными степенями, он и провел экскурсию. Этим горячим кавказцам так все понравилось, что они, откланиваясь, сказали, что обязательно вернутся сюда и приведут семьи.

Директор музейно-выставочного комплекса «Россия – моя история» Георгий Петрович Головин из Ставрополя сообщил, что у них в открывшемся парке проходят даже инаугурации судей с обязательным последующим осмотром экспозиции. Парк стал местом притяжения ставропольцев, прежде всего, молодых. Бывает так, что сын задаст отцу вопрос по истории, а тот, не сумев ответить, потом бродит после работы по выставке с экскурсоводом, спрашивает, и вечера теперь проводит за историческими книгами.

Директор музейно-выставочного комплекса «Россия – моя история» Дмитрий Иванович Соловьев из Якутска рассказал, что у них очередь в исторический парк, который и так уже посетила масса людей, образовалась на месяц вперед.

Управляющий директор Фонда гуманитарных проектов Иван Владимирович Есин раскрыл спекулятивные подтасовки фактов американскими информагенствами и телеканалом «Дождь», направленные на дискредитацию проекта «Россия – моя история», открывающего исторические парки в регионах.

Подготовила Ольга Орлова