«Матильда», критика Головина и другие способы разбить православный электорат В. Путина

Владимир Колосов,

политический аналитик, политтехнолог

 

«Матильда», критика Головина и другие способы

разбить православный электорат В. Путина

 

Профессиональные исследователи протестных настроений в России, используемых манипуляций и способов их формирования прекрасно знают, что любое оппозиционное грамотно управляемое сообщество в социальных сетях непременно процентов 20-25% своих постов отводит на критику как религиозности в целом, так и непосредственно православия, служителей Церкви, таинств, даже Самого Иисуса Христа. Причина этого понятна - на протяжении многих лет самой стабильной группой электоральной поддержки действующего президента являются умеренно православные граждане.

Значимость православной риторики и процессов, происходящих в околоцерковной среде, в контексте анализа протестных настроений не так давно проявила себя в связи с выходом фильма «Матильда», который в политологических кругах обсуждался не как кинематографическое произведение, отражающее или искажающее исторические сведения, а как эффективная дестабилизирующая политтехнология, сумевшая отколоть от устойчивого и стабильного электората Вл. Путина небольшую группу. Многие политологи сошлись во мнении, что запуск фильма, подмена первоначально провозглашаемой идеи, приписывание картине поддержки государства и лично президента, очень точно били в те самые чувства верующих, которые, в конечном итоге, провоцировали обиду и лишили главу государства небольшого процента голосов. Несмотря на то, что ситуация с фильмом могла иметь более деструктивные последствия и была качественно сглажена, для политического сообщества стала очевидной необходимость исследования непосредственно православной тематики в процессе формирования протестных настроений заинтересованными субъектами.

Именно в этом контексте представляет колоссальный интерес кампания против православного священника Владимира Головина, организованная по всем политтехнологическим канонам: время публикаций, периодичность их повтора, использование метода «наклеивания ярлыков», формирование диапазона критериев, наиболее часто повторяющихся у «независимых» комментаторов и призванных сформировать границы обсуждения ситуации в понятиях «секта», «ересь», «раскол», «мистическая группа» и др. (к слову, понятия-то не идентичные, как с точки зрения церковного значения, так и с точки зрения применяемых санкций, кроме того, каждое из них опирается на изменение догматов веры и/или отказ от признания единственно верного пути спасения через РПЦ, чего, естественно, в словах и действия сельского священника зафиксировано не было), наконец, раскручивание «спирали молчания»- создание иллюзии критики о. Владимира большинством священнослужителей и руководством Церкви, которое в действительности еще не высказывалось по этому поводу.

То, что кампания против Вл. Головина носит именно политический и оппозиционный характер у меня лично не вызывает вопросов, поскольку его очернение позволяет протестно настроенным субъектам решить ряд немаловажных задач.

Во-первых, Вл. Головин является на сегодняшний день самым популярным служителем Церкви на интернет-платформах. Видео с его проповедями набирают наибольшее число просмотров, несмотря на свою длительность и сам статус проповедей. Пятна на репутации такого священника как нельзя лучше отвращают новоначальных и невоцерковленных от священства в целом. Так, под первыми видеообвинениями изобиловали комментарии «если даже ему нельзя верить, то кому тогда можно?», «по сравнению с другими Вл. Головин вызывал наибольшее доверие, но, оказывается, он такой же как все» и т.д. Здесь стоит опустить православные рассуждения о том, в какой мере верующим людям стоит очаровываться живыми людьми и остановить внимание исключительно на вопросах политтехнологического характера. А политтехнологический взгляд позволяет выявить прямо пропорциональное падение авторитета православных священнослужителей как социальной группы с падением доверия к о. Владимиру как наиболее известного проповедника. И пока воцерковленные обсуждают, почему о. Александр не понимает, что своими комментариями бросает тень на священство в целом и на себя лично, я предположу, что его участие в этом процессе было обусловлено отнюдь не интересами веры православной.

Во-вторых, последние годы отчетливо свидетельствуют о повышении авторитета действующего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, ввиду целого ряда факторов: появление в России мощей наиболее почитаемого в стране святого (Николая Чудотворца), высочайший уровень организации всего процесса для паломников, усиление «голоса Церкви» в обществе за счет расширения платформы православных телеканалов и повышения их популярности, увеличение числа православных ЛОМов, активно участвующих в церковных мероприятиях и т.д. Единственной загвоздкой на пути у растущего уровня поддержки патриарха была встреча с Папой Римским в феврале 2016 года, которая не всеми православными была оценена позитивно, часть священников ушла в раскол. Когда все это естественным образом сказалось на появлении недовольства в среде мирян, именно самый популярный священник - Вл. Головин - вступился за патриарха. Конечно, он получил и порцию негатива, и порцию «отписок», но обвинений Святейшего в экуменизме стало в разы меньше, и это нельзя не признать. Кроме того, священник не просто ограничился формальными словами «давайте воздержимся от осуждения», но и нашел в этой встрече пример истинного служения Православной вере: «Нам надо радоваться о том, что у нас такой Патриарх, который может подниматься на такой уровень и быть лицом Церкви. Мы не помним обид, мы умеем любить и ради высокой, благой цели готовы с любым соработать! Не в вопросах веры, измены Истине, ни в коем случае! А вот в этом: в защите гонимых, в свидетельстве против разложения этого мира». Именно акцент на отсутствии компромиссов по вопросам понимания веры во взаимодействии Святейшего с представителями других вероисповеданий является ядром защиты о. Владимиром действующего патриарха.

Таким образом, нейтрализация о. Владимира Головина как лидера общественного мнения для сотен тысяч православных, позволит оппозиционным группам в дальнейшем с большей эффективностью осуществлять критику патриарха Кирилла, что на сегодняшний день весьма актуально и ввиду предстоящих выборов, и ввиду появления нового витка осуждения международной деятельности Святейшего после посещения Болгарии и установления внешних церковных связей.

В-третьих, Вл. Головин заслужил репутацию действительно востребованного проповедника из-за отсутствия формальности своих проповедей и умения высказывать свое человеческое, а значит, не ангажированное, по мнению простых мирян, мнение. Это приводит к тому, что болгарскому священнику задают действительно любопытные вопросы из разряда «а как Вы думаете…?». В их числе встречаются и вопросы политического характера: о санкциях, об отношениях с Западом, о встречах на самом высоком уровне, о предстоящих выборах главы государства. И, возможно, не было бы всей кампании против о. Владимира, если бы при ответе на последний вопрос в одном из недавних видео он не ратовал за сохранение конституционного строя и нынешней миссии России на международной арене, а также не призвал бы поддержать действующего президента на предстоящих выборах. Тем самым, обвинение популярного священника в сектантстве бросает тень и на всех, кого он поддерживает, в первую очередь, конечно, кандидата-инкумбента на выборах 2018 года. Людям, имеющим опыт проведения избирательных кампаний в 90-е годы, это не может не напомнить примеры, когда кандидаты, участвующие в электоральной гонке, организовывали митинги женщин легкого поведения или других непривлекательных для широкой общественности социальных групп в поддержку и от имени своих оппонентов.

Наконец, осмелюсь предположить, что кампания против Вл. Головина призвана завершить то, что не было сделано оппозиционерами после выхода фильма «Матильда», а именно: превращение недовольства верующих людей в серию митингов с последующим их перетеканием в русло неформализованных конфликтных противостояний. Действительно, Вл. Головин обладает мощнейшим ресурсом - он не просто имеет сторонников в самых разных регионах страны, но и может похвастаться наличием в их числе ощутимой сплоченности, миссионеру как никому другому удается мобилизовать верующих на соборную молитву за Россию, как это было в День народного единства (он же День Казанской иконы Божьей Матери) 4 ноября в 21.00. По разным подсчетам, в этой молитве приняло участие от 200 до 250 тыс. человек. Сам факт данного молитвенного делания был сильнейшим сигналом российскому и мировому сообществу о том, какой ресурс духовного патриотизма заложен в нашем обществе! Безусловно, это мероприятие вызывало раздражение у оппозиционеров, которых мы никогда не видели и вряд ли увидим на молитве за свою Родину. Хотя попытки стать ближе православному электорату были, например, у единственной женщины-кандидата во время крещенских купаний в сибирской проруби.

Какой, должно быть, соблазнительной мыслью для т.н. новопашинцев кажется перспектива вывести эту сплоченную группу (молящихся по соглашению вместе с храмом Святого Авраамия Болгарского) сначала в эмоциональную сферу недовольства Церковью и государством из-за оскорблений любимого батюшки, а затем и на улицы для конкретного физического оформления протеста.

Остается только надеяться, что руководство Церкви и государства обратит внимание на кампанию по очернению протоиерея Владимира Головина в целях минимизации рисков использования данной кампании субъектами, заинтересованными в дестабилизации обстановки в России накануне или сразу после выборов Президента РФ в марте 2018 года.