Владивосток приносят в жертву языческим богам?

Всякая цивилизация на земле имеет свою миссию и свои культурно-исторические особенности. И каждая цивилизация отражает свое призвание в своих символах, именах и подвигах. 

США утверждают, что их идеал – свобода. Их подвиг в истории человечества – заставить, даже сбрасывая на головы бомбы, всех быть «свободными». Великий символ США, который встречает гостей на подходе к американским берегам – статуя Свободы. 

Турция – государство, представляющее большую исламскую цивилизацию, встречает вас множеством мечетей с возвышающимися над ними минаретами вдоль пролива Босфор. 
 

Даже во многих городах забывающей свое христианское призвание Европы до сих пор взору приезжающих туристов издали открываются своды больших храмов. 

Величественный собор в Кельне – Кельнер Дом – виден с широкого Рейна за несколько миль. Эта картина напоминает всем, кто посещает Кельн, что Германия – имеет христианское начало. Это говорит о том, что Европа имеет христианское призвание, которое она уже почти забыла. И в этой глубокой забывчивости, в своем историческом безпамятстве немецкий Кельн не так давно стал символом грубого поругания некогда христианской Европы. 

Но помнит ли свое призвание Россия? Литургии в тысячах православных храмов по Руси и звон колоколов над русскими просторами, миллионы православных лиц, молитвы и поездки православного Главы нашего государства – это яркие свидетельства того, что Русь жива. И в отличие от Европы она не забыла о своих великих просветительских и спасительных задачах в человеческой истории. В своем божественном призвании Русь дошла до берегов Тихого океана. Дошла, разлилась колокольным звоном православных церквей, возвестила Азии о Христе. У своих восточных пределов Россия выстроила град Владивосток. Этот благословенный город на сопках стал воплощенным в камне символом Православия на Тихом океане. 

Город Владивосток – Владей Востоком Господи! Город Владивосток – новый Константинополь на Босфоре Восточном с бухтой Золотой Рог. Владивосток – русское слово, обращенное к Азии… 

Сегодня Русь вновь идет к Океану. Большое строительство развернуто на берегах Босфора Восточного. Строится величественный Спасо-Преображенский кафедральный собор у бухты Золотой Рог. Собор, который как большой маяк, будет светить православным светом всем кораблям, заходящим в порт, всем азиатам, прибывающим в наш город. Собор будет подобен Святой Софии в древнем Константинополе. Как говорит митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин, собор будет «визитной карточкой Владивостока». 

…Несколько дней назад появилась новость, что Владивосток должен стать не символом славной истории нашего Отечества на берегах Океана Великого, а «резиденцией языческого бога Нептуна». Несоизмеримые масштабы, несоизмеримые идеи… 

Замысел о «посвящении» Владивостока Нептуну намерена реализовать мэрия города, рассчитывая на мощный поток туристов. 

«Есть резиденция Санта-Клауса, а резиденции Нептуна нет, причем ее и нигде в мире нет. Но должен же он где-то жить, и жить он будет во Владивостоке. Я уже дал задачу правовому управлению, и бренд «Владивосток — резиденция Нептуна» будет зарегистрирован… Есть идея поставить статую Нептуна с трезубцем на острове Скрыплева, чтобы он встречал корабли и «защищал» город», — заявил новый мэр Владивостока Виталий Веркеенко. 

Там, где открывается вид на Владивосток, там, где корабли заходят в пролив Босфор Восточный, в наш главный порт на Тихом океане, на острове Скрыплева, гостей будет встречать языческий Нептун. Да это подобно тому, как если бы царь снял с себя корону, втоптал ее в грязь, надел шутовской колпак и принялся развлекать гостей. Где же достоинство наше царское, державное?! Где же наше русское православное достоинство?! Вместо Христа мы ставим на самое видное место чудище с рогами и вилами. 

Мэр говорит о том, что Нептун будет защищать город. Но неужели это уже сознательное обращение к иным богам? Неужели это языческое слово, обращенное к идолу? 

И почему же мы стесняемся открыть туристам великое сокровище Руси – Православие? Хотим посадить на трон Нептуна в надежде на новые денежные потоки. Но неужели языческими идолами будет представлена Россия на востоке? 

За год Владивосток посещают около миллиона туристов, и большая часть из них идет в православные храмы. Идут, чтобы увидеть истоки русской культуры. Туристы едут в Россию, а не в какой-то «Диснейленд» или «Лунопарк». Азиатские гости едут в великую страну с великой историей. Они едут в город Владивосток, символизирующий миссию Руси на Тихом океане. Они хотят увидеть русскую культуру. Культуру, которая вся является плодом христианства. Почему же мы не желаем открыть эту культуру во всей ее полноте? Почему мы отказываемся от своего духовного достоинства, представляясь какими-то языческими последователями морского бога Нептуна? 

Владивосток и все Приморье имеют глубочайшие смыслы в отечественной истории. Эти смыслы отражены в названиях приморских городов и сел, в старых названиях владивостокских улиц, в именах бухт и проливов. Эти смыслы имеют православное происхождение, выражают державное начало Руси на Тихом океане. Города Спасск и Никольск-Уссурийский (ныне Уссурийск), села Преображенка, Воздвиженка, Крещенка, Архангеловка, Ильинка, Воскресенка, Благодатное, Николаевка… Бухта Преображения, мыс Анна (в честь святой праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы), бухта Ольга (в честь святой равноапостольной великой княгини Ольги), залив святого Владимира (в честь святого равноапостольного великого князя Владимира), залив Петра Великого, бухта Золотой Рог, пролив Босфор Восточный… 

Сам отец-основатель Владивостока и Дальней России генерал-губернатор Николай Николаевич Муравьев-Амурский покоится во Владивостоке. Его могила находится в историческом центре города и каждый год духовенство во главе с митрополитом Вениамином (Пушкарем) и представителями местной власти молятся у могилы генерал-губернатора Восточной Сибири, совершают панихиду в память о великом сыне нашего Отечества. 

В 1859 году генерал-губернатор Восточной Сибири проходил на корвете мимо полуострова, на котором ныне находится Владивосток. Проходил мимо острова, который впоследствии был назван в честь Константина Григорьевича Скрыплева, выдающегося русского адмирала, исследовавшего в середине XIX века залив Петра Великого, трудившегося вместе с Муравьевым-Амурским. Генерал-губернатор увидел прекрасную бухту и распорядился о создании на ее берегу морского порта. Муравьев-Амурский дал эти глубокие по смыслу названия: Владивосток, Золотой Рог, пролив Босфор-Восточный, залив Петра Великого. Он давал эти имена, помня о великой славе золотой Византии, о величии Российской Империи…Полуостров, на котором вырос Владивосток, потомки назвали в честь графа Муравьева-Амурского. 

Первым делом при основании Владивостока стало строительство храма, ставшего Успенским собором молодого города. Сохранились свидетельства старых моряков о том, что пока храм не снесли в 1938 году, по его куполам ориентировались наши корабли, подходящие к Владивостоку. Золотые купола сияли над морем и были издали видны морякам. 

Русь пришла к Тихому океану, чтобы прославить Христа. Но мы бросаем, топчем наше божественное предназначение и обращаемся к идолам. И тем самым мы бросаем вызов нашим предкам, мы бросаем вызов всей истории Руси, созидавшей свои города, утверждавшей Православие и русскую государственность на берегах Океана Великого. И страшнее всего то, что мы бросаем вызов Богу. Что же это, как ни вызов Христу – прославление языческих идолов, превращение Владивостока в «резиденцию Нептуна»? История знает немало примеров, сколь плачевно и трагично заканчивались игры с языческими богами у тех, кто успел познать Христа. 
Кто знает, не грозит ли Владивостоку затопление, удар могучей морской волны после столь дерзновенного вызова Творцу, после совершаемого духовного и культурного предательства и обращения к грязным языческим идолам?   
Владивосток – город, который дорог всем русским людям. Во многих городах России живут сегодня те, чья жизнь была связана с Владивостоком. Сколько наших славных моряков вспоминают годы своей героической службы на Тихом океане! Среди них трудно встретить неверующего человека. Многие из наших соотечественников, покоряющих моря и океаны, веруют во Христа, а среди святых угодников Божиих на русском флоте особо почитается святитель Николай Чудотворец – покровитель моряков. Не лучше ли обратиться к Угоднику Христову Николаю о защите нашего града Владивостока, а не к языческому Нептуну? 

Мы помним о явлении Божией Матери старику-матросу в 1903 году. Царица Небесная повелела тогда написать свой Образ и передать его в Порт-Артур накануне предстоящей войны с Японией. Образ написали, но не успели доставить в Порт-Артур. Икона осталась во Владивостоке, а позднее была утрачена. Тогда святой праведный Иоанн Кронштадтский, который много жертвовал на строительство храмов во Владивостоке и Приморье, сказал, что Россия потерпела поражение в Русско-Японской войне за свое небрежение к святыням. 
Что же может ждать нас сегодня за такое поругание наших святынь? 

Утраченная после революции Порт-Артурская икона Божией Матери, спустя многие десятилетия, вновь была обретена чудесным образом. Ее встретили наши приморские священники в Иерусалиме. Это было явное чудо и милость Царицы Небесной к нашей России и ко всему Дальнему Востоку. В 1998 году Икона была торжественно доставлена во Владивосток. Образ Матери Божией, держащей на иконе развернутый плат с Ликом Христа Спасителя и попирающей сломанные азиатские мечи, явно свидетельствует, у Кого следует искать помощи и защиты Владивостоку и всему нашему Отечеству. Этот образ говорит нам о том, что в любви Божией, со Христом Спасителем, будет попрано и сломлено всякое оружие земное. В Божественной любви люди обретают мир и согласие, которые сегодня так легко могут быть разрушены здесь, у берегов Тихого океана, у Корейского полуострова и у границ нашей Дальней России. 

Разве российский город Владивосток – это чей-то дачный участок, где хозяин на свое усмотрение может установить каких-то гномиков или сделать резиденцию Нептуна и Бабы Яги? 

  
Владивосток – это Русь у Океана Великого. Владивосток – это символ обращенности нашего народа и нашего пути к Востоку. 

  
Мы все в ответе за наше Отечество, мы все в ответе за наши города. Мы все в ответе за наш Владивосток. Знает ли Глава нашего государства о столь поспешном предложении администрации Владивостока превратить город в «языческую резиденцию»? Знает ли об этом весь наш народ, еще помнящий своих предков, еще хранящий память о великом христианском призвании России?   
Владивосток – новый Константинополь на берегу Океана Великого. И он должен встречать своих гостей сиянием куполов православных храмов, звоном колоколов и радостью о Воскресшем Господе. Ведь это плоды тысячелетнего пути нашей Руси к Океану. Это плоды устремленности России ко Христу. 

…До сих пор во Владивостоке не достроен Спасо-Преображенский кафедральный собор на берегу бухты Золотой Рог. Но уже громко объявляется, что город – «резиденция Нептуна». До сих пор Дальневосточный университет на Русском острове не имеет даже небольшой православной часовни, хотя там задумывалось строительство храма. И еще не так давно перед главным входом в Дальневосточный университет стоял железный дракон, символизирующий то ли образование и науку, то ли самого дьявола. И до сих пор нет даже православного креста, который намеревались власти установить на острове Скрыплева, где сейчас хотят соорудить чудище с трезубцем. Долго ли мы еще будем блуждать в этих лабиринтах бездуховности и непросвещенности? 

Сейчас во Владивостоке новый глава города. Он только-только осваивается в новой должности. Очевидно, что после большого и успешного опыта работы в бизнесе ему нелегко быстро адаптироваться к делу государственного управления. Тем более, управления таким стратегически важным городом. Главе города необходимо помогать, необходимо открывать перед ним такие перспективы развития Владивостока, которые могут стать продолжением давних традиций, на которых созидался город. И для этого требуются усилия не только жителей Владивостока. Здесь нужны усилия, заботы и молитвы всего нашего народа. Ведь город этот есть символ Российской Державы на берегу залива Петра Великого. 

И.А. Романов, директор Центра 

церковно-государственных отношений «Берег Рус», 

доктор социологических наук