У патриарха Кирилла 24 мая - день Ангела

24 мая - день памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Праздник, кульминацией которого становится концерт на Красной площади, начинается с торжественного молебна и возложения цветов к памятнику святым на Славянской площади в Москве. В церемонии принимают участие представители посольств славянских стран, а также представители Болгарии, Беларуси, Венгрии, Боснии и Герцеговины, Республики Сербской, Греции, Македонии, Польши, Сербии, Словакии, Словении, Хорватии, Черногории, Чехии. Но 24 и день тезоименитства патриарха Кирилла. О его фигуре и ее значении для светской культуры "РГ" рассказывает известный режиссер и театральный продюсер Эдуард Бояков.

- Главное дело Патриарха это его Литургическое служение. И его ответственность за Церковь - за нашу православную веру. Как человек православный я бы никогда не стал говорить о Патриархе как о политике. Пусть даже влиятельном. Это не та фигура, которую надо оценивать в терминах политического лексикона. Для меня это прежде всего человек, которому самим Господом доверена огромная ответственность. И он несет ее бремя. Эту личность, встроенную в очевидную иерархию, сложно недооценить.

Сейчас, когда так модно говорить о толерантности, о возможности разных трактовок истории, о праве разных людей на разные мнения - без особых оглядок на размывание истины, мы забываем что мир не только горизонтален, но и вертикален.

И у метафизической вертикали есть проекция на наш бренный мир. И эта проекция выражена в фигуре Патриарха. Для меня он человек, который находится на максимальном верху. И я эту высоту его положения понимаю не как повод к получению простых преимуществ и благ, а как крест, как бремя, как невероятную сложность ответственности.

Я не столько что-то жду от Патриарха, сколько молюсь о нем, желая ему здоровья и сил. Я верю в нашу Церковь, которая с каждым днем играет все более и более важную роль в обществе. Для меня, как профессионала, очевидно, как много сегодня зависит от Церкви. И не только в том, что происходят внутри церковной ограды - там Литургия, паства, прихожане, но это скорее наше "личное" дело, не касающееся всех людей нашей страны, в которой в конце концов живут и мусульмане, и буддисты, и иудеи, и атеисты, наконец.

Наша российская культура это прежде всего культура православных ценностей. И не надо этого бояться. Эти ценности - одинаковы и для атеиста, и для буддиста. Эти ценности перешли в культуру, они сформулированы для нас нашими великими писателями и художниками и стали нашими эстетическими кодами. То, что мы страна православной культуры, дает нам надежду на самостоятельность, и залог того, что наша российская цивилизация не окажется простым придатком других цивилизаций и систем ценностей.Но и для них невозможно переоценить православие как культурный фактор, его влияние на культурный контекст.

Вот что на самом деле обозначает и от чего нас застраховывает фигура Патриарха.

Тематика: