Лимит на молитву, или об антицерковной деятельности обвинителей о. Владимира Головина

Чуть больше недели назад в ютьюбе вышло видео преподавателя ПСТГУ о. Константина Селезнева с рассмотрением возможности применения понятий «ересь» и «секта» применительно к деятельности православного проповедника прот. Владимира Головина. Видео не только доказывает, что обвинители болгарского священника умело манипулируют понятиями, забывая их догматическое определение, но и в очередной раз заставляет задуматься о том, какое колоссальное антицерковное значение имеет весь процесс сознательно сконструированной травли.

https://www.youtube.com/watch?v=Cy2dz0cHaAY&t=1s 

Анализ кампании против Владимира Головина, организованной клириком Александром Новопашиным, с каждым днем позволяет вскрывать все новые и новые проблемы православной миссии в Новосибирской митрополии. Уже неоднократно высказывались мысли о том, что вся кампания по осуждению о. Владимира продемонстрировала отсутствие православного духа, сознательный отказ от применения евангельских заветов, пренебрежительное отношение отдельных обвинителей к прихожанам, к тем, кто, собственно, составляет Тело Христово.  

На мой взгляд, в продолжение темы об отношении новосибирских священнослужителей к православным христианам важно затронуть еще одну проблему- сознательное выталкивание из православных храмов тех прихожан, которые посмели отличиться усердием сверх принятых в среде обвинителей проявлений религиозности.

Если потратить несколько часов и тщательно изучить комментарии православных христиан, которые высказывают несогласие с критикой деятельности о. Владимира и молитвы по соглашению, то не составит труда заметить, насколько православных задевает факт осуждения верующих за …. молитву.  И напротив, если изучить комментарии единомышленников о. Александра, то бросается в глаза тиражируемый тезис «зачем молиться по соглашению, если Литургия это и есть молитва по соглашению?», «если вы молитесь за Литургией, то зачем Вам какая-то молитва по соглашению?».  На что соборно молящиеся справедливо отвечают: у нас что, появился лимит на молитву? Почему мы, православные христиане, не можем молиться помимо Литургии, утреннего и вечернего правила?

Получается, что если верующий православный христианин решается на какое-либо молитвенное делание, проявляя постоянство, то это уже кажется новосибирским священнослужителям дикостью и фанатизмом. Другими словами, если ты посещаешь Литургию, участвуешь в церковных таинствах, вычитываешь утреннее и вечернее правило, то этого достаточно. Хочешь молиться дополнительно - читай Псалтирь, Евангелие, но больше молиться не смей, а то в секту запишем! Мне каждый раз при изучении подобных диалогов интересна шаблонная реакция единомышленников о. Александра на слова молящихся по соглашению о том, что и Евангелие, и Псалтирь они тоже читают. Ох, как же это рушит целенаправленно конструируемый обвинителями образ молящихся по соглашению как «низшего сорта православных христиан», малограмотных неофитов!

Фактически молящихся соборной молитвой пытаются искусственно выделить в особую группу людей, отделить от общей массы православных христиан, загнать в стойло вероотступников. Я пишу «искусственно», потому что сами соборно молящиеся акафистами до начала травли о. Владимира и осуждения молитвы по соглашению не ощущали себя какой-то обособленной общностью, каждое второе сообщение сейчас от них посвящено тому, что они такие же православные, которые вместе с единомышленниками о. Александра молятся за Литургией, подходят к Чаше, участвуют в церковных таинствах, поминают в своих молитвах священноначалие, возносят молитвы о России. К слову, именно этому посвящено Открытое письмо Святейшему Патриарху Кириллу, опубликованное на сайте protiv-travli.ru , которое меньше чем за час собрало почти 15 тысяч подписей.

Вопреки стремлению о. Александра обособить тех, кто молится вместе с Болгаром,  сторонники о. Владимира плечом к плечу стоят с другими прихожанами на Литургии, вместе поют о «строителях, благоукрасителях, прихожанах святаго храма сего». И нет меж ними никакого разделения из-за того, что придя домой после службы, кто-то из них возьмет акафист и станет молиться Покрову Божьей Матери о детях и крестниках  (этот акафист читается по воскресеньям).

И если секта есть отделение от Церкви, то сектантом является не о. Владимир, который призывает людей к воцерковлению (присоединяет к Церкви), а те, кто пытается воцерковившихся после его проповедей прихожан отделить и вычеркнуть из абстрактного списка «настоящих православных». Святые отцы говорят, а многовековой опыт Православия подтверждает, что Господь приводит к себе людей разными путями, но о. Александр Новопашин и его идейный вдохновитель А.Л. Дворкин с этим не согласны. Если человек «утилитарно» молился, получил просимое по милости Божией, почувствовал присутствие Господа и искренне уверовал, то такой, по их мнению, в Церкви не нужен. И желание вывести из храма людей, живущих литургической жизнью, проявляющих постоянство в молитве, может рассматриваться как стремление спровоцировать опустение Церквей (не потому, что якобы о. Владимир Головин призывает к непосещению нелояльных храмов, этого нет и быть не может, а потому что сами верующие в приходах Новосибирской митрополии получают клеймо «сектанта», которое не каждый может незаслуженно понести). Ведь сказано: «всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет»  (Матф. 12:25). А зачем это нужно профессору А.Л. Дворкину и прот. Александру Новопашину?

Любопытно, как в своих упражнениях по подмене понятий о. Александр и его сторонники трактуют желание человека молиться Господу Богу, Пресвятой Богородице или православным святым как преданность лично о. Владимиру. Мне действительно непонятно, почему, если человек готов молиться Николаю Чудотворцу, то это воспринимается как факт преданности о. Владимиру? Молится-то человек не ему, а Николаю Чудотворцу. И в чем вина протоиерея Владимира Головина? В том, что он рассказывает о молитве и фактах помощи и настоятельно рекомендует проявить постоянство? В том, что заговорил о молитвенном труде во всеуслышание? Не в полупустом кафедральном соборе в центре сибирского города-милионника, а в маленьком храме, забитом паломниками, не устает повторять, как важно научиться жить с Богом и доверять Ему? Так это обязанность любого священника с момента хиротонии - нести слово Божие - «горе мне, если не благовествую» (1 Кор. 9:16). Все больше и больше в действиях А.Л. Дворкина и о. Александра Новопашина усматривается стремление грязно противостоять православной миссии. И тем сильнее противостоять, чем успешнее эта миссия.

Уже неоднократно было сказано, что начиная войну против молитвы и проповедей, которые приводят десятки тысяч человек в церковь, о. Александр сознательно выталкивает людей из храмов. Получается парадоксальная ситуация: когда человек жил «с верой в душе», носил крестик на груди и от случая к случаю забегал в храм подать записочки и поставить свечку, он назывался православным, а когда услышав в Интернете рассуждения о. Владимира о том, что без участия в церковных таинствах нет христианства, что такие «в душе верующие» суть фантазеры и мечтатели, переступил порог того же новосибирского собора и начал еженедельно исповедоваться и причащаться, то он стал сектантом, потому что сделал это после проповеди о. Владимира или «утилитарно - просительной» молитвы по соглашению!

Сколько же людей останется в храмах, если вывести за порог всех, кто пришел к Богу сначала со скорбями и просьбами (или ходит до сих пор), а лишь потом созрел до благодарности и всецелого упования на Его волю? Разве не говорят святые отцы о том, что через скорби Господь приводит многих Своих чад к Себе? Критики данной молитвенной практики как будто совсем не помнят евангельскую притчу о блудном сыне, о причинах возврата сына к отцу (голод и нищета), о той великой радости, которая наполнила сердце отца, сказавшего «а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Лк. 15:32). Часто ли бывает, что человек, который «с Богом в душе», десятилетиями еженедельное пребывание в храме воспринимает как фанатизм, вдруг от одного только желания приблизиться к Христу начинает свою литургическую жизнь? Бывает, наверное, Господь всех разными путями приводит к Себе (мы в отличие от неоинквизиторского движения Дворкина-Новопашина в Господе не сомневаемся), но часто ли? Без лукавства ответ на этот вопрос звучит в пользу отца Владимира: дайте людям молиться о своих скорбях, лишь бы молились, дайте Господу действовать (не исполнять просимое в конкретный срок, а действовать: вразумлять, приводить к покаянию, к духовной трансформации) и скоро вы увидите их в числе постоянных прихожан. Ибо сказано: «приходящего ко мне, не изгоню вон» (Иоан. 6:37). И это действительно так, от многих священников мне доводилось слышать отказ от критики о. Владимира, потому что «весомым процентом своих прихожан мы обязаны его проповедям и молитве по соглашению». Или сторонники о. Александра сомневаются в том, что Господь оставит человека, проявляющего по началу постоянство пусть даже и неумелой молитвы? Если да, то в травле о. Владимира вскрывается и глубинное неверие. Помню, как при первом прочтении того самого доклада меня шокировала фраза священника «они говорят об исцелении от рака!». Вдумайтесь: священник возмущен мыслью о том, что по молитвам Господь способен исцелить от рака! И снова складывается ощущение, что обвинители совершенно не читают Евангелие, ну или не живут по нему, а лишь цитируют от случая к случаю в корыстных целях, как коммунисты своего вождя. А ведь если бы Евангелие было в сознании и поступках тех, кто развязал фразу, то мы бы не услышали на Рождественских чтениях саркастическую фразу про исцеление от рака СПИДА, т.к. говорящему бы вспомнилась и дочь Иаира, и Лазарь Четверодневный, и то, что хула на Духа Святого «не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12:32).

#ВладимирГоловин #ПротивТравлиВладимираГоловина #АлександрНовопашин #МолитваПоСоглашению

Тематика: