НЕПРАВДА ВОСТОЧНОГО ПАПИЗМА

Протоиерей Максим Обухов

НЕПРАВДА ВОСТОЧНОГО ПАПИЗМА

 

История вопроса

События на Украине, автокефалия, томос и разрыв евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом – вот главные события последних дней, о которых мы слышим в информационном пространстве церковной жизни. К сожалению, в светских СМИ постоянно (практически всегда) события вокруг Украины искажаются, зачастую без злого умысла, просто в силу незнания журналистами особенностей церковной жизни. Вольно или невольно – мы видим постоянные вбросы, которые являются или явной ложью, или искаженными оценками, в том числе из-за непонимания используемых терминов.

Церковь в целом, с момента ее создания, устроена таким образом: три степени священства – диакон, иерей, епископ – выполняют свою функцию, епископ управляет епархией. Изначально в Церкви никогда не было единого главного епископа. Представление о Церкви как о структуре, которой управляет один человек, – ложное, Церковь всегда была децентрализованной, а высшая власть принадлежит собору архиереев. Главой же Церкви является Христос. Обычно среди епископов выбирается предстоятель – патриарх, папа, митрополит, которого в СМИ иногда упрощенно и ошибочно называют главой, лидером, руководителем, что приводит к совершенно неправильному пониманию устройства церковного управления. Церковь изначально состоит из епархий с равными по благодати и правам епископами. И они не должны, во-первых, вмешиваться в дела других епархий; во-вторых, подчиняться собору епископов области; в-третьих, структурироваться по территориальному, а не по национальному принципу. В то же время очевидно, обусловлено простым здравым смыслом, что, так как положение разных городов различно, епископ царствующего града имеет больший вес. Отсюда идет традиция первым поминать Константинопольского Патриарха; по инерции она сохраняется столетиями после исчезновения из истории царствующего града Константинополя.

Как мы знаем, в 1453 году произошло трагическое событие – великая цивилизация пала, а в начале ХХ века в Турции прошел чудовищный по масштабам геноцид армян и греков, в результате чего страна окончательно стала моноэтнической, а численность православного населения Турции сегодня такова, что русских туристов там в разы больше, чем коренных ромеев. Фактически Константинопольский Патриархат стал «виртуальным», это епархия города Стамбула, носящая название несуществующего города, исчезнувшей цивилизации. Слабый, лишенный былого влияния епископ с символическим статусом стал предметом манипуляций, разменной монетой в руках как султанов, так и европейских держав.
В силу ряда причин Константинопольская Патриархия сохранилась в значительной мере за счет того, что ей стали подчиняться – по этническому принципу – приходы греческой диаспоры. Сам же Константинопольский Патриарх, формально являющийся епископом города Стамбула, значительную часть времени проводит в своих резиденциях в других странах.

После того как к 20-м годам ХХ века Турция потеряла православное население, а шок, связанный с наплывом беженцев в Европу, утих, в Константинопольской Церкви начались (или продолжились?) процессы, которые мы сейчас называем «восточным папизмом». Известный историк Русской Церкви священник Александр Мазырин пишет: «В ноябре 1921 г. не без скандалов и серьезных процессуальных нарушений константинопольская кафедра была замещена иерархом, стремившимся к проведению амбициозных планов в жизнь. Вселенским Патриархом был провозглашен бывший архиепископ афинский Мелетий (Метаксакис). Его основные шаги, направленные на всемирную экспансию Вселенского Патриархата, хорошо известны, можно их лишь кратко перечислить. В марте 1922 г. им был издан томос о праве Константинополя на «непосредственный надзор и управление всеми без исключения православными приходами, находящимися вне пределов поместных православных церквей, в Европе, Америке и других местах». Вслед за этим была образована Фиатирская митрополия с центром в Лондоне, которая стала претендовать на подчинение ей всей православной диаспоры (включая русскую) в Западной и Центральной Европе. В мае того же года была учреждена архиепископия Северной и Южной Америки с претензией подчинить ей все православные приходы на Американском континенте. В марте 1923 г. Патриарх Мелетий вмешался в церковные дела в Польше, «утвердив» избрание митрополитом Варшавским епископа Дионисия (Валединского). Наконец в июле 1923 г. Синод Константинопольской Церкви образовал в своей юрисдикции «Автономную митрополию Эстонии» и «Православную архиепископию Финляндии»1.

В последующие годы Константинопольская Патриархия шла по пути захвата приходов, учреждения епархий, зачастую пользуясь поддержкой антиправославных и русофобских режимов, заинтересованных в отрыве православных от Русской Православной Церкви. Последний неприятный эпизод произошел в Эстонии, где в результате сговора с русофобским и националистическим режимом Константинопольский Патриархат сделал попытку фактически рейдерского захвата имущества Эстонской Православной Церкви. Патриарх Алексий II тогда прекратил поминать Патриарха Константинопольского, однако был достигнут определенный компромисс. Другой неприятный, сомнительный эпизод – это созыв на Крите конференции под названием «Святой и Великий Собор Православной Церкви», на которой готовилось утверждение ведущей, руководящей роли Константинополя, поставившего себя на место «восточного Папы» над православным миром.

Можно привести и другие примеры, которые наглядно показывают, как Константинополем попирались каноны Церкви, совершались недружественные акции по отношению к другим Поместным Церквам, причем по отношению к РПЦ складывается впечатление, что сама логика действий епископа города Стамбула носит русофобский характер и исходит из желания нанести максимальный вред самой большой в мире Православной Церкви – Русской. Многие расколы, спровоцированные жаждой власти, оставили на теле Церкви рубцы, не зажившие до сих пор.

Такое долгое вступление было необходимо, чтобы уяснить, что разрыв отношений с Константинопольским Патриархатом не есть отдельный эпизод, связанный с Украиной, а прямое следствие длительного и упорного, в течение десятилетий, стремления захватить власть над православным миром и стать восточным аналогом Ватикана.

Что касается Украины, то здесь есть несколько неправд, которые стоит раскрыть.
 

Автокефалия

Автокефалия – это полная независимость и самостоятельность Церкви. В СМИ все время говорят, что Москва не хочет дать автокефалию Украине. На самом деле Украина не может получить автокефалию, потому что Украина – не Церковь, а страна. Автокефалию просит неправославный президент Порошенко, автокефалию у турка Эрдогана просит мусульманин (!) Мустафа Джемилев, называющий себя лидером крымско-татарского народа, ее поддерживают греко-католики – но не просит сама Украинская Православная Церковь. Если УПЦ захочет получить автокефалию, она обратится в Московский Патриархат, и Архиерейский Собор примет такое решение в соответствии с многовековыми канонами Православной Церкви. В силу ряда причин УПЦ не стремится к автокефалии, но она уже много лет имеет полную и абсолютную самостоятельность от Москвы – начиная от кадровых назначений и выбора Предстоятеля и заканчивая правом совершать мироварение.

 

Статус Константинополя

Мы часто слышим в СМИ, что Константинопольский Патриарх имеет статус первого, является лидером православного мира и даже само название «Вселенский Патриарх» как будто говорит о его вселенской роли или всемирной власти. Но это не более чем словесный оборот, скрывающий его настоящий статус, а именно – он равен другим епископам и не выше их, а название «вселенский» унаследовано от некоторых географических и политических реалий Восточного Средиземноморья. Да, может быть, в сознании людей того времени вселенная была ограничена бассейном Средиземного моря и части Европы. Сейчас мы знаем, что видимая часть вселенной составляет 46 миллиардов световых лет и это всё понятия относительные. Как бы пышно ни звучал этот титул, Его Святейшество Вселенский Патриарх является епископом города Стамбула с резиденцией в небольшом районе Фанар, а его паства по численности уступает любому московскому или петербургскому приходу в спальном районе или приходу небольшого райцентра в российской либо украинской глубинке. Каноническая территория Константинопольского Патриархата – Турция и несколько небольших районов Греции. Нет ни одного церковного канона, позволяющего ему вмешиваться в дела других Поместных Церквей.

 

Киев и Москва

Действия и слова Константинополя основаны на ложном противопоставлении Москвы и Киева, что является обманным, софистическим приемом. Москва стала первопрестольным градом не в результате нападения и захвата жертвы – якобы независимого Киева, а в связи с переносом столицы в XIV веке внутри одной страны, Руси, вглубь ее территории, что было внутренним делом нашего народа. Причины, по которым святитель Петр перенес столицу, общеизвестны; процесс переноса длился довольно долго, сначала это был переезд митрополита, сохранявшего титул «Киевский», затем первенство Москвы как столицы оформлялось юридически и канонически.

 

Неканонические юрисдикции

На Украине формально существуют три юрисдикции: Украинская Автокефальная Православная Церковь, Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата, Украинская Православная Церковь Московского Патриархата. Настоящая статья не претендует на детальный научный, богословский и исторический анализ. Из доступных источников, из официальных документов можно сделать вывод, что две юрисдикции, противостоящие канонической Церкви, не являются Церквами. Это общественные организации со своей историей, не имеющие признаков Церкви, кроме внешних атрибутов и регистрации в государстве, называемом «Украина». Их невозможно сделать Церковью искусственно, просто путем подписания каких-то документов. Путь к их воссоединению с Церковью прописан в церковных канонах, в частности, необходим акт покаяния.

Несмотря на заявления о непризнании этих церквей, сделанные в предыдущие годы, Константинопольский Патриархат вдруг признал раскольников без малейших признаков расследования вопроса о том, как, каким образом появились эти организации.

 

Назначение епископов Константинополя в Киев

Отдел внешних церковных связей Украинской Православной Церкви заявил, что одностороннее назначение экзархов является грубым нарушением ее общепризнанной канонической территории. Данное решение Константинопольского Патриархата противоречит 2-му правилу Второго Вселенского (Константинопольского) Собора: «Не будучи приглашенными, епископы да не переходят за пределы своей области».

 

Позиция Константинополя по истории Руси и Русской Церкви

Церковно-научный центр «Православная энциклопедия» приступил к анализу историко-канонических исследований Константинопольского Патриархата по украинской проблеме. Чтобы обосновать вмешательство в дела УПЦ, Константинополь опубликовал свою позицию, которая отрицает общеизвестные факты и ложно представляет сам ход истории Руси; противоречит позиции самого Константинопольского Патриархата в прошлом; и наконец, обосновывает назначение Константинопольского Патриарха главой Церкви наподобие Римского Папы и вершителем судьбы Украины.

 

Отмена Указа 1686 года о присоединении Киевской митрополии к Московскому Патриархату

11 октября 2018 года Синод Вселенского Патриархата отменил решение о переходе Киевской митрополии в юрисдикцию Московского Патриархата.

Объединение Украинской митрополии с Москвой шло одновременно с общим политическим процессом объединения Украины и России, кульминационным моментом которого была Переяславская Рада (1654); объединение (воссоединение) Украины и России, как политическое, так и духовное, происходило на фоне крайне тяжелой ситуации, связанной с принудительным насаждением унии.

Следует отметить, что указ (томос) не имеет обратной силы и его отмена неканонична, а кроме того, последовала без просьбы со стороны Украинской Православной Церкви.

 

Миф о колониальном положении Украинской Православной Церкви

28 октября 1990 года за Божественной литургией в соборе Святой Софии в Киеве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II вручил тогдашнему митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету «Грамоту», дарующую Украинской Церкви независимость. С этого момента Украинская Церковь стала полностью независимой, при этом сохраняя духовное единство с Русской Православной Церковью, а украинские архиереи участвуют в Соборах РПЦ, разделяя управление самой большой Православной Церковью в мире, охватывающей более половины всей православной паствы. Пользуясь самостоятельностью, УПЦ может в любой момент объявить об автокефалии, но это является ее внутренним делом и не требует вмешательства извне.

 

Церковь и политика

Многие исследователи пишут о политических мотивах в действиях Константинопольского Патриархата. Это началось не сегодня и даже не вчера. Потеряв независимость, епископ бывшего Царьграда стал предметом манипуляций со стороны турецких султанов, инструментом их внешней и внутренней политики; так, например, это проявилось в поддержке Константинопольским Патриархатом Турции в русско-турецких войнах. Турки назначали и снимали патриархов по своему усмотрению, а те, в свою очередь, выполняли их указания. Сейчас большая часть приходов, подчиненных Константинополю, находится в Северной и Южной Америке и в Австралии. Мы не можем отрицать очевидного факта, что серьезные разногласия между Востоком и Западом заставляют мир балансировать на грани войны, а политики втягивают Церковь в свои игры. Естественно, что внедрение концепции восточного папизма дает определенные козыри в руки западных политиков так же, как в свое время турецким султанам.

19 октября 2018 года на сайте правительства США было опубликовано официальное заявление госсекретаря США Майка Помпео в поддержку автокефалии УПЦ2; при этом госсекретарь, говоря о религиозной свободе, по-видимому, подразумевает принуждение к автокефалии силой, так как просьбы об этом со стороны УПЦ не было. Какими методами он собирается принуждать верующих к исполнению сценария Фанара, Помпео не указывает.

Ситуация же на Украине сложилась таким образом, что правящая элита противопоставляет себя самой многочисленной конфессии страны. Нестабильность украинского общества подогревает религиозную вражду, многие горячие головы доходят до того, что призывают к убийствам и расправам, преследованиям на религиозной почве. Все это закрывает возможность мирного разрешения конфликта.

 

Решение о разрыве евхаристического общения

На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви, состоявшемся 15 октября 2018 года в Минске, было принято заявление в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Русской Православной Церкви. Члены Священного Синода признали невозможным дальнейшее пребывание в евхаристическом общении с Константинопольским Патриархатом. Об этом вынужденном решении, спровоцированном нарушением святых канонов, можно прочесть в материалах заседания Священных Синодов Русской и Украинской Православных Церквей. Этот вопрос – самый болезненный. Дело даже не в отношениях с приходами Константинопольского Патриархата на территории США и Канады, а в единстве православного мира. Так, для мирян встает вопрос о возможности причащения в афонских монастырях; но дальнейшее развитие событий будет зависеть от Священного Кинота, центрального исполнительного органа управления Святой Горы Афон.

Ситуация очень серьезна; не случайно авторитетный богослов профессор А.И. Осипов выступил с видеообращением3 о том, что свершилось окончательное падение Константинополя как духовного центра: Константинопольский Патриархат перестал быть Церковью, а таинства, совершаемые в нем, не могут считаться таинствами. По словам А.И. Осипова, «то, что названо нашим Синодом как разрыв евхаристического общения, нужно рассматривать не в том смысле, что будто бы там, в Константинополе, Евхаристия совершается, и Тело Христово приносится, а мы не хотим иметь общения. Евхаристия в этом смысле неразрывна и неделима... Евхаристия уже не совершается как таинство в лоне той Церкви, совершается уже обряд...».


Заключение

Как бы ни сложились дальнейшие межправославные отношения и судьба Украины – выберет ли УПЦ автокефалию или останется в своем нынешнем статусе фактически независимой, но сохраняющей единство с исторической Русью, – нельзя не признать, что мы являемся свидетелями драматических процессов церковной истории. Сменится эпоха, сменится поколение, время отодвинет на задний план второстепенные детали, личные амбиции, но хочется верить, что давно уже затеянная извне глобальная перекройка тела Церкви не состоится, а ее попытки станут достоянием истории. Кризис не решится быстро, в этом сомневаться не приходится, и в ближайшее время мы станем очевидцами очень важных событий. Наихудшим сценарием будет, несомненно, дальнейшее упорство константинопольских епископов в их стремлении установить власть над всей Церковью, противоречащем не только правилам Вселенских Соборов, но и Символу веры («Верую во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь»). Тогда произойдет разделение православного мира, отделение Константинопольского Патриархата с его сторонниками от общецерковного единства и формирование принципиально новой юрисдикции под полным единоначалием Константинополя как высшей власти в Церкви. Это будет неудачная, карикатурная копия Ватикана, и такой сценарий нанесет колоссальный ущерб греческому православному миру, который и так переживает не лучшие времена своей истории.

 

Святитель Иоанн (Максимович). Из доклада о положении Православной Церкви после войны

В качестве приложения приводим фрагмент доклада, прочитанного святителем Шанхайским и Сан-Францисским Иоанном, кстати, уроженцем Украины, на Втором Всезарубежном Соборе (Сремские Карловцы, 1/14–11/24 августа 1938 года)4:

«Первенствующая из Православных Церквей, Церковь Нового Рима – Константинополя, возглавляемая Патриархом, имеющим титул Вселенского, и посему и сама именуемая Вселенским Патриархатом, пространственно достигла своего кульминационного развития в конце XVIII века. В нее входила тогда вся Малая Азия, весь Балканский полуостров (кроме Черногории), с прилегавшими к ним островами, т. к. другие самостоятельные Церкви на Балканском полуострове были упразднены и вошли в состав Вселенской Патриархии. Вселенский Патриарх получил от турецкого султана, еще до взятия Константинополя турками, титул Милет-Баш, т. е. Глава народа, и считался главою всего православного населения турецкой империи, что не мешало, однако, турецкому правительству по всяким поводам сменять Патриархов и назначать новые выборы, причем всякий раз с новоизбранного взималась большая подать. По-видимому, последнее обстоятельство имело большое значение при перемене Патриархов турками, почему нередко случалось, что они смененного ими Патриарха вновь допускали на Патриарший престол после смерти одного или нескольких его преемников. Таким образом, многие Патриархи занимали свою кафедру по несколько раз, и каждое вступление на нее сопровождалось взиманием с них особой подати турками. Для восполнения суммы, выплаченной при вступлении на Патриарший престол, Патриарх взимал сбор с поставленных им митрополитов, а те, в свою очередь, – с поставляемого ими духовенства. Такой порядок пополнения финансов Патриархии накладывал отпечаток на весь строй ее жизни...

По мирному договору между Грецией и Турцией в 1923 году произошел обмен населением между этими державами, так что все греческое население Малой Азии должно было переселиться в Элладу. Древние города, имевшие некогда большое значение в делах церковных и славные в церковной истории, остались без единого жителя православного вероисповедания. В то же время Вселенский Патриарх потерял в Турции свое политическое значение, т. к. Кемаль-паша лишил его звания Главы народа. Фактически Вселенскому Патриарху ныне подчинены 5 епархий в пределах Турции и Афон с окрестными местностями – в Греции. Патриарх до крайности стеснен в проявлении даже бесспорных его прав в церковном управлении в пределах Турции, где рассматривается как обычный турецкий подданный-чиновник, да еще находящийся под надзором правительства. Турецкое правительство, вмешивающееся во все стороны жизни своих граждан, лишь в виде особой привилегии разрешило ему, как и Армянскому Патриарху, ношение длинных волос и одежды, воспретив это остальному духовенству. Патриарх не имеет права свободного выезда из Турции, а в последнее время правительство все настойчивей домогается перевода его в новую столицу – Ангору (древнюю Анкиру), где сейчас нет православных, но где сосредоточено управление всеми отраслями государственной жизни.

…К общему упадку Вселенской Патриархии присоединилось направление ее деятельности после Великой войны. Потерю епархий, вышедших из ее владения, а также потерю своего политического значения в пределах Турции Вселенская Патриархия восхотела восполнить подчинением себе областей, в которых до настоящего времени не было православной иерархии, а также Церквей тех государств, где правительство не является православным. Так, 5 апреля 1922 года Патриарх Мелетий назначил Экзарха Западной и Центральной Европы с титулом Митрополита Фиатирского с местопребыванием в Лондоне; 4 марта 1923 года он же хиротонисал чешского архимандрита Савватия в Архиепископа Пражского и всея Чехии; 15 апреля 1921 года основана митрополия Венгерская и всей Центральной Европы с кафедрой в Будапеште, хотя там уже был сербский епископ. В Америке устанавливается архиепископия, подчиненная Вселенскому престолу; затем в 1924 году создается епархия в Австралии с кафедрой в Сиднее. С 1938 года Архиепископу Австралийскому подчинена Индия. В то же время происходит подчинение отдельных частей Русской Православной Церкви, оказавшихся отторженными от России. Так, 9 июня 1923 года Вселенский Патриарх принимает в свою юрисдикцию Финляндскую епархию, как автономную Финляндскую Церковь; 23 августа 1923 года на таких же правах подчинена Церковь Эстонская; 13 ноября 1924 года Патриарх Григорий VII признал автокефалию Польской Церкви под надзором Вселенской Патриархии, т. е. скорее автономию. В марте 1936 года Вселенский Патриарх принял в свою юрисдикцию Латвию. Не ограничиваясь принятием в свою юрисдикцию Церквей отпавших от России окраин, Патриарх Фотий принял в свою юрисдикцию русского митрополита в Западной Европе Евлогия с подчиненными ему приходами, а 28 февраля 1937 года архиепископ юрисдикции Вселенского Патриарха в Америке рукоположил епископа Феодора-Богдана (Шпилько) для Украинской Церкви в Северной Америке. Таким образом, Вселенский Патриарх стал действительно Вселенским по пространству территории, ему теоретически подчиненной. Почти весь земной шар, кроме небольших пространств трех Патриархатов да территории Советской России, по представлению деятелей Вселенской Патриархии, входит в состав Вселенского Патриархата. Безгранично расширяя свои вожделения о подчинении себе русских областей, Константинопольские Патриархи стали заявлять даже о незаконности присоединения Киева к Московскому Патриархату и о том, что существовавшая прежде Киевская Южнорусская митрополия должна подчиниться Константинопольскому престолу. Таковая точка зрения не только выражена ясно в томосе от 13 ноября 1924 года по поводу отделения Польской Церкви, но и проводится Патриархами весьма последовательно. Так, рукоположенному, с разрешения Вселенского Патриарха, викарию митрополита Евлогия в Париже присваивается титул епископа Херсонесского, словно Херсонес, находящийся ныне на территории России, подчинен Вселенскому Патриарху. Следующим последовательным шагом Вселенской Патриархии было бы объявление всей России под юрисдикцией Константинополя.

Однако действительная духовная мощь и даже действительные пределы власти далеко не соответствуют такому самовозвышению Константинополя. Не говоря уже о том, что почти везде власть Патриарха весьма призрачна и заключается главным образом в утверждении избранных на местах епископов или послании таковых из Константинополя, многие страны, которые Константинополь считает себе подчиненными, совершенно не имеют паствы, находящейся под его юрисдикцией.

Нравственный авторитет Константинопольского Патриарха также пал весьма низко, ввиду крайней неустойчивости его в церковных делах. Так, Патриарх Мелетий IV устраивал «Всеправославный конгресс» из представителей отдельных Церквей, который постановил ввести новый стиль. Постановление это, признанное лишь частью Церкви, внесло страшный раскол среди православных. Патриарх Григорий VII признал постановление «Живоцерковного» собора о низложении Патриарха Тихона, которого незадолго перед тем Константинопольский Синод объявил «исповедником», и затем вступил в общение с «обновленцами» в России, которое поддерживается доныне.

В общем, Вселенский Патриархат, в теории обнимающий почти всю вселенную, а фактически простирающий свою власть лишь на несколько епархий, в остальных же местах лишь осуществляющий верховный поверхностный надзор и получающий за то некоторые доходы, преследуемый властью на месте своего пребывания и не поддерживаемый никакой государственной силой извне, потерявший значение Столпа Истины и сделавшийся сам источником разделения, а в то же время охваченный непомерным властолюбием, – представляет жалостное зрелище, напоминающее наихудшие времена истории Царьградской кафедры».

 

 

 

1

Тематика: