Центры кризисной беременности

ПРОТОИЕРЕЙ МАКСИМ ОБУХОВ

ВОПРОС: Что из себя представляют центры кризисной беременности? Почему они так называются?

ОТВЕТ: Центры Кризисной Беременности называются так, потому что они были призваны помочь в кризисных ситуациях при беременности, есть и другое, альтернативное название - «Центры защиты материнства», м.б. оно звучит лучше, хотя не такое точное…. Название произошло из социальной концепции Русской Православной Церкви, которое гласит, что борьба с абортами неотделима от мер по защите материнства. (Социальная Концепция Русской Православной Церкви, XII.2.).

Собственно говоря, они представляют из себя благотворительные организации с разным устройством, целью которых является помощь женщинам, которые не хотят делать аборт, но жизненные обстоятельства подталкивают их к аборту... Бывают случаи, когда беременных выгоняют на улицу, нет жилья, крайняя степень бедности, конфликты в семье, или это мигранты, у которых нет многих прав… Им нужно помочь, чтобы ребенок родился, оказать какую-то минимальную поддержку, чтобы женщина могла пережить тот период, когда она наиболее уязвима.

ВОПРОС: Откуда взялись центры кризисной беременности?

ОТВЕТ: Центры кризисной беременности появились на Западе как ответ на разрешение абортов потому что в дискуссии по поводу права на аборт и право на жизнь не рожденного ребенка все время возникает вопрос о материальном факторе.

Как быть в критической ситуации? Сторонники абортов предлагают такую концепцию, что аборт является методом решения материальных проблем, т.е. убийство нерожденного ребенка, по их мнени. - средство борьбы с бедностью.

Тогда христианские организации в странах Запада выработали такую форму социального служения, как помощь беременным в кризисной ситуации и это показало что главное - не материальный фактор, а сознание. Помочь можно практически всегда. Но к сожалению многие очень многие не пользуются этой возможностью и все равно выбирают аборт, а часть принимают и сохраняют ребенка.

ВОПРОС: Какова история центра кризисной беременности в России?

ОТВЕТ: В России были попытки создать такие службы еще в начале 90-х - я повторюсь идея пришла с Запада и из США. Во-первых сразу как в России появилось движение «Пролайф» в 92 году, уже были несистемные попытки и сама практика помощи в той или иной ситуации. Были попытки создать центры кризисной беременности на основе зарубежных миссий. Они были в чем-то успешны, в чем-то, может быть, не очень, потому что прослойка протестантов в России достаточно узкая, и они очень сильно зависели от зарубежной помощи. Тогда был высокий курс доллара и это давало преимущества тем кто получает зарубежную помощь, а с другой стороны организации замкнутые на зарубежной помощи, зависимые, и как только это финансирование прекращалось, то закрывалась и сама по себе деятельность. Но опыт такой был. в разных городах который я думаю такой временный, но я не могу сказать, чтоб он был неуспешный.

Следующий этап в истории развития Центров Кризисной Беременности - это 2000-й год . Наша организация – православный медико-просветительный центр «Жизнь» уже существовал достаточно много лет, имел какой-то опыт и мы открываем центр кризисной беременности в центре «Жизнь» в храме Благовещения Пресвятой Богородицы, создаем горячую линию – телефон доверия по вопросам незапланированной беременности в кризисных ситуациях. Она, кстати, работает до сих пор. Мы открываем организацию, открываем систему помощи, находятся благотворители, регистрируем Фонд защиты семьи, материнства, детства.

В том же двухтысячном году я написал методические указания о том как открыть ЦКБ, мы проводили обучающие семинары в начале нулевых годов и далее нас поддержал руководитель отдела благотворительности московского Патриархата владыка Сергий. Теперь у нас было довольно большое преимущество в том, что нас поддерживал синодальный отдел благотворительности на официальном уровне. Далее мы начали проводить съезды центров кризисной беременности, семинары в самом отделе. В этом отношении я бы хотел очень добрым словом вспомнить активность не только владыки Сергия, но и Анны Черкасовой, секретаря, которая положила очень много сил для организации этих семинаров и продвижении вообще этой темы, особенно в регионы, и во всякой практической помощи. Она была была сотрудницей отдела и много сделала. И так мы проводили каждый год в отделе благотворительности эти семинары, как-то решались вопросы финансирования, хоть и ятжело, и эта сеть начала расти. Я бы хотел также выразить благодарность отцу Алексею Тарасову из города Волжский, Волгоградской области, который много сделал не только для продвижения этого дела в своей епархии, но и на общероссийском уровне. Мы с ним совместно, в 2009 году, издали 2-ой том методического пособия «Организация деятельности в защиту материнства и детства». Обе эти книги доступны в интернете, остались они и в бумажном виде.

Они конечно же тогда быстро разошлись, их рассылали по епархиям, по архиереям. Хотя дело относительно новое, стали откликаться епархии, стали откликаться активисты. Кроме того, особо хотелось бы отметить Ивановскую епархию, там Елена Викторовна Язева открыла приют для матерей. Она организовала практически первый полноценный приют, который работает до сих пор. И тот опыт, который освоила Елена Викторовна, попадал в регионы во время семинара в отделе благотворительности Московского Патриархата, он лег в основу для других организаций. Это, конечно, не все, кто начинал этот вид социального служения. С начала нулевых годов начинается рост числа центров защиты материнства, их взаимное общение и обмен опытом. Опыт накапливался, к этой практике подключаются епархиальные структуры. Теперь мы имели определенные преимущества в том, что у епархий ресурсы были гораздо большие, системные возможности т причем на постоянной основе. При этом мы обсуждали много раз на наших собраниях – какова наша цель, видение будущего, какой предел роста. И мы все пришли к такому выводу, что необходимо в каждом макрорегионе иметь такую организацию, а потом в каждой столице субъекта федерации, и епархиальном центре. Чтобы любая женщина, оказавшаяся в трудной ситуации, когда решается судьба ребенка, могла иметь возможность получить помощь консультацию в пределах однодневной доступности, в пределах одного дня езды от своего дома. Таким образом, мы наблюдали постепенный рост, начиная с двухтысячного года, нулевых, и далее он продолжается до сих пор.

Следующим этапом развития сети ЦкрБ был приход владыки Пантилеймона на должность управляющего отдела благотворительности. Он также поддержал эту инициативу, также как ее поддерживал и владыка Сергий, и при нем рост числа ЦКБ продолжался. В начале 2010-х годов эта форма служения, в общем-то, новая для РПЦ, становится стандартом социальной деятельности епархий, массово назначаются ответственные за эту работу. Становится общепринятым то, чего в нулевых, до двухтысячного года почти не было совсем.

Конечно, хотелось бы чтобы рост происходил быстрее, но существуют вполне естественные, объективные препятствия для того чтобы быстро получить желаемое, Это кадровые проблемы, ведь не каждый человек может потянуть такую работу. Большая нагрузка на нервную систему, и по занятости, требуются помещения, средства, знания. Но опять же повторимся, что всего лишь за 18 лет произошли большие изменения.

Следующим этапом - было открытие по благословению Святейшего Патриарха Патриаршей Комиссии по вопросам семьи. Комиссия открылась под руководством протоиерея Димитрия Смирнова, поскольку в его приходе давно эта деятельность де факто уже велась, как мы говорили, много лет. Это тоже послужило существенным стимулом для роста их числа, усиления структур, которые занимаются вопросами защиты жизни, абортами, кризисными беременностями. И во многих епархиях назначаются ответственные за работу по семье, в том числе, они занимаются абортами.

Я затрудняюсь сказать сколько сейчас в РПЦ центров кризисной беременности, сколько их в России, на Украине, Белоруссии, Молдавии; но речь идет о нескольких десятках, м.б. 50-ти, т.е. их число меньше, чем количество епархий. Но если учитывать имеющиеся тенденции, то можно прогнозировать, что в течении следующих 3-5 лет «Центр защиты материнства» будет, если не в каждой, то в большинстве епархий. Может быть будут образовываться межепархиальные центры, по той причине, что идет разукрупнение епархий. Но цель уже почти достигнута – в пределах однодневной доступности почти всегда есть такая организация, которая может помочь. Поэтому я отношусь оптимистически к развитию противоабортной деятельности, но нельзя ожидать что это будет быстро, просто по какому-то приказу сверху.

ВОПРОС: Как организовать центр кризисной беременности? И какие ресурсы для этого нужны?

ОТВЕТ: Для этого не нужно замахиваться сразу на многое, требуется один человек с очень сильным желанием заниматься этой работой. Для начала он должен найти помещение, это минимальное требование, опубликовать телефон помощи в своем районе. Понятно, что в начале работы ресурсы ограничены, но это не мешает, поскольку можно заниматься не имея много денег, если это, например, пенсионерка, если это человек, у которого нет источника финансирования, но у него есть свободное время, необходимо много свободного времени.

Человек, который этим занимается должен быть здоровым и более- менее работоспособным. И начинать с малого. Т.е. сначала заниматься теми, кто сам приходит за помощью, а потом, при возможности начинать консультации в лечебных учреждениях, где делаются аборты. Можно взять пособия, их уже издано достаточно много. После того как центр «Жизнь» издал первые две методички, издавалось еще несколько пособий, есть обучающие фильмы, я сейчас затрудняюсь сказать сколько их, но уже достаточно много.

Как оказывать помощь, если нет ресурсов? Вы можете, во-первых, собирать вещи это хорошо для начала. Второе, пока вы еще не набрали известность пока вам еще мало помогают, вы можете заключить какие-то соглашения о сотрудничестве с действующими благотворительными организациями, которые работают в вашем городе. Т.е. это может быть отдел благотворительности местной епархии. Во многих городах есть благотворительные фонды. Можно пользоваться их ресурсами до того как вы накопите свои собственные. Для этого необязательно нужно много денег. Кроме того, можно организовывать сбор помощи конкретно под определенную подопечную.

Что важно – наличие свободного времени. Многие подопечные требуют не столько финансовых расходов, сколько вашего свободного времени. Т.е. говоря простым языком, с ними нужно возиться. Ходить к нотариусу, к юристам, ходить в госучреждения, заниматься документами, справками, у них бывает обычно куча всяких проблем. И им нужна помощь живого человека, который во все это вникнет. Вот к этому надо быть готовым, это занимает довольно-таки много времени.

ВОПРОС: С какими трудностями сталкивается ЦКБ, «Центр защиты материнства» при своей деятельности?

ОТВЕТ: Во-первых, многих смущает нехватка финансовых средств. Действительно, их не хватает. И я бы здесь хотел сказать, что их не хватает всегда, но дело не только в деньгах. Сейчас есть гранты, некоторые распределяются и через Отдел Благотворительности Московского Патриархата. Есть местные благотворительные фонды, есть муниципальные и федеральные программы и даже государственное финансирование, но это относится к уже действующим организациям. Т.е. ее нужно сначала создать. Тогда потенциальный благотворитель будет видеть что ваша организация действительно что-то делает полезное, то начнут помогать. Но кроме того, я бы хотел еще раз повториться, что большая часть затрат, ресурсов, на работу ЦКБ - свободное время. Это гораздо более существенно и важно. И конечно, хорошо если бы вы могли найти таких надежных помощников.

Далее вам нужно выстроить отношения с теми партнерами, которые вам могут чем-то помочь. Во-первых, это отдел благотворительности епархии, это отделы семьи и сами приходы. Приходы могут собирать вещи, средства, могут находить помещения. Хорошо бы попытаться выстроить отношения с властями и медицинским сообществом. Здесь бы я посоветовал не вступать в конфронтацию ни с кем, в том числе с теми врачами, которые делают аборты. Понятно, что наши позиции могут не совпадать. Если всех и вся вокруг обвинять в абортах, то правы вы или не правы, такая конфронтационная позиция не поможет в деятельности ЦКБ, которому нужно устанавливать партнерские отношения с врачами. Нужно понимать и то, что в России достаточно развитая структура организаций, которые являются зарубежными агентами, Российская организация планирования семьи и другие участники международных структур по контролю над рождаемостью, здесь нужно понимать что помощи от них ждать нельзя. При первой же возможности они будут мешать. Они находятся в официальном реестве иностранных агентов, получают финансирование из-за рубежа, и оттуда управляются. Но в их структуры входят или входили действующие врачи и чиновники здравоохранения. Это легально, это не является преступлением по нашим законам , у нас могут быть организации, центры управления которых находятся заграницей. Структуры, которые входят в международную федерацию планирования семьи, управляются из Лондона, не надо объяснять – наш геополитический противник и их позиция - не поддерживать доабортное консультирование ни в какой форме и препятствовать этому.

И еще одной трудностью, одним искушением в работе ЦКБ «Центра защиты материнства», является определенный перфекционизм. Понятно, что мы хотим создать какую-то идеальную картину, но те люди, с которыми мы работаем, в первую очередь сами подопечные, не оказываются такими, как мы хотим. Их жизненные ситуации бывают самые разные, самые сложные, и мы иногда встречаемся с неадекватностью участников всего этого процесса. Понятно, что те ситуации, в которых они оказываются, проистекают из каких-то жизненных ошибок. Не стоит от них многого ожидать - ни благодарности, ни адекватности, ни какой-то даже помощи. Это сложно… Наверное, нужно к этому относиться как бы с определенным снисхождением в надежде на то, что они, как личности, созреют попозже. Они будут меняться и само материнство будет их менять. Так что хотелось бы об этом предупредить. И в том числе мы встречаемся со случаями саморазрушающего поведения, каких-то вредных привычек, асоциального поведения, и многого другого.

Что касается внутреннего мира подопечных, их личной жизни, мы наблюдаем своего рода социальное одиночество, бич современного мира, когда человек живет в условиях разорванных связей. Если в прошлом люди жили семьями с прочными привязанностями, то сейчас - это мир людей – одиночек с друзьями только в соцсетях. Поэтому мы удивляемся, почему подопечная попадает с кризисной беременностью в наши руки, мы ей помогаем, а где ее папа, мама, дяди, тети, братья, племянники? Это, конечно странно, но получается, что изменить мы ничего не можем. Поэтому, в идеале – обучить их буквально всему, обучить жить: мыть посуду, вытирать пол за собой, застилать постель, хоть каким-то трудовым навыкам. Люди бывают инфантильные, с психическими отклонениями, но и им нужно жить, а не приходить опять и опять в центры кризисной беременнсоти. Учить ухаживать за ребенком, учить стирать пеленки, учить его мыть и т.д.

ВОПРОС: Какая эффективность Центра кризисной беременности?

ОТВЕТ: В среднем, максимальная эффективность ЦКБ 10%. Мы можем отговорить примерно 10% обращающихся или прошедших через нашу консультацию при идеальной организации такого социального служения. Это предел возможностей, и даже меньшие цифры оправдывают наше существование. Опять же эффективность зависит от нескольких факторов .Во- первых, - это квалификация тех, кто отговаривает от аборта. Они должны быть обучены и иметь опыт. И второе, (что очень важно!) они должны верить в то, что говорят, болеть этой темой. очень сильно хотеть изменить решение женщины в пользу сохранения ребенка. Если вы возьмете первого попавшегося сотрудника с улицы, то эффективность его работы будет низкой. Кроме того, многое зависит от лояльности врачей, от наличия возможности вам помогать. От наличия ресурсов организации, потому что мы не должны давать ложные обещания, мы вам это сделаем и это сделаем и денег дадим, а потом окажется что мы это сделать не можем. В то же время проверено, что проблему абортов нельзя решить, механически «залив деньгами».

Эффективность работы ЦКБ зависит от уровня партнерских отношений с другими организациями. Взаимодействуя с партнерами, вам нужно понять логику их действий, каждого человека на своем месте. От этого будет зависеть очень многое, но их устремления могут не совпадать с вашими или совпадать только частично.

ВОПРОС: Какая связь между социальным служением в виде центра кризисной беременности и запретом абортов?

ОТВЕТ: Наша позиция всем известна. Мы выступаем в защиту жизни нерожденного ребенка с момента ее возникновении. Жизнь у человека возникает с момента зачатия и должна быть защищена. Если говорить о законах в России, то у нас жизнь до рождения защищена с 12-ти недельного срока беременности, но не ранее. Аборт до 12-ти недель он производится свободно и по желанию женщины, за счет налогоплательщиков. Никаких законопроектов по дальнейшему запрету абортов нет. То есть вопрос находится на уровне общественной риторики, но законодатели этим не занимаются. На вашем уровне, на уровне контактов с поликлиникой или женской консультацией обсуждение вопроса о запрете абортов не связано с социальной работой. За изменение законов отвечают те органы госуправления, которым это положено по конституции. Государственная Дума - главный законодательный орган РФ. Второе,- Совет Федерации, еще администрация Президента. На законотворческие процессы сильное влияние могут оказывать профильные ведомства, в частности, на абортное законодательство влияет министерство здравоохранения и комиссия по охране здоровья госдумы которая взаимодействует с министерством здравоохранения. Сам же ЦКБ не пересекается с законотворческими процессами.

Кроме того , темы не связанные непосредственно с помощью беременным могут мешать. я повторил уже несколько раз что очень важно бесконфликтное партнерское отношение с медсообществом и органами местного самоуправления, власти и так далее. Вам нужна от них конкретная помощь. Чтобы пустили на консультацию, чтобы дали помещение, чтобы органы здравоохранения участвовали в процессе доабортного консультирования. если вы будете раздражать их вот этой дискуссией и обвинениями, особенно с переходом на личности (а такое бывало) то вы внесете в ваши отношения определенный конфликт интересов, медицинское сообщество в массе своей, в своем большинстве, выступает против запрета абортов.

Лучше всего чтобы дискуссия о законах проводилась с теми органами, которые за это отвечают. С другой стороны, работа центров защиты материнства уже сама по себе является защитой нерожденных детей.

Тематика: