Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Летом 2019-го съемочная группа телеканала «Спас» участвовала в экспедиции на Русский север, чтобы рассказать о добровольцах проекта «Общее дело» – людях, спасающих деревянные храмы и часовни в удаленных от цивилизации деревнях. О жизни древних храмов и людях Севера – фоторепортаж специального корреспондента телеканала «Спас» Екатерины Аркаловой. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В свое время мне довелось пожить на Соловках, и, как принято говорить на острове, «осоловеть». Много лет я хотела рассказать о жизни Русского Севера, не открыточного, не сказочно-туристического, а как есть, с живыми людьми и умирающими святынями, со всей меланхолией распада Руси и тихой надеждой на спасение. Наконец, минуя годы работы на разных каналах и равнодушие руководства оных к предложенной теме, я оказалась на «Спасе», где и сбылось мое «Общее Дело».

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Вдохновленные историями людей, добровольно покинувших привычную зону комфорта, на недели лишивших себя размеренной жизни ради спасения древних святынь, мы с оператором двигались на Север. В удаленные деревни Архангельской, Вологодской областей и Карелии к добровольцам, которые уже двенадцать лет кряду трудятся над восстановлением угасающих деревянных храмов и часовен. Здесь, в густых билибинских лесах, они вручную откапывают многовековые забытые «скрепы». Спасают осиротевшие святыни. По светским меркам безвозмездно. Во спасение Души”.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В поморской деревне Ворзогоры команда “Общего дела” восстанавливает храмовый ансамбль – древний Никольский храм (1636), Введенский храма (1793) и колокольню. В этом году волонтеры восстановили главки для Введенской церкви, соорудили кресты, навели порядок внутри храма. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В Ворзогорах сегодня прописаны порядка ста человек, но, говорят, «зимуют» только двадцать.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Никольский, Введенский храм и колокольня могли быть стерты с лица земли, если бы не Александр Порфирьевич Слепинин – помор почтенных лет, крестившийся только в 2000-х. Его жизнь оказалась удивительным образом связана с жизнью Ворзогорского храма и зарождением Волонтерского движения «Общее Дело». 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Александр Порфирьевич и Изабелла Ефимовна – подвижники, они десятилетиями спасали родной храм, не просили помощи со стороны. История их знакомства есть в репортаже:

В рамках визита на Русский Север Ворзогоры этим летом посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Патриарх освятил купол и кресты Введенского храма, которые были отреставрированы добровольцами. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Деревня Подпорожье. Храм Владимирской иконы Божией матери. В храме сохранились огромные расписные «небеса». История их спасения удивительна, как и судьба каждого причастного к возрождению Храма. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В 500 км пути от Подпорожья, в деревне Тулгас добровольцы восстанавливают древний Храм священномученика Власия, епископа Севастийского. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Здесь работают несколько бригад добровольцев  – внутри храма выравнивают прогнившие и прогнувшиеся потолочные балки, наверху в восьмерике убирают мусор. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В Карелии волонтеры восстанавливают несколько храмов. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В поселении Пегрема, куда от деревни Ламбасручей плыть 8 км по Онежскому озеру, команда добровольцев уже несколько лет спасает часовню Варлаама Хутынского.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В деревне Мижостров – восстанавливают часовню в честь иконы «Неопалимая Купина». В прошлом году добровольцы «Общего Дела» спасли ее от разрушения. А в этом – решили ее укрепить. Мижостров постигла та же участь, что и соседнюю Пегрему. Некогда процветающая деревня, была разорена при советской власти указом о неперспективных деревнях. 

Неподалеку от Масельги в деревне Поля – Памятник Заонежской архитектуры и храмового зодчества 18 века.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В одном из заброшенных домов, которых здесь несколько – потолки почти обрушены, полы мягкие от ветхости. В комнате печь, банные веники, на столе аккуратно оставлена посуда, на стенах – старые фотографии, открытки к 8 марта. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Недалеко от Масельги, в деревне Лижморзеро восстанавливается часовня Архангела Михаила. Предположительно она была возведена здесь в конце 18-го – начале 19-го века. А сама деревня Большое Лижмозеро упоминается в писцовой книге Обонежской пятнины с 1496 года. В этих местах испокон веков живут карелы-людики. Свою деревню они с любовью называют «Остров свободы». 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Вместо улиц – тропинки к воде. Бани и старые добротные двухэтажные дома с поветями, от каждого мосток к озеру, расставлены рыболовные сети.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

На кладбище близ часовни покоятся жители деревни – судя по датам некоторым захоронениям уже больше двух веков. Среди захоронений – могила Андрея Михайловича Репина. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

В годы революции именно Андрей Михайлович спас от сожжения поклонный крест, который установили в спасаемой сегодня часовне Михаила Архангела по его завещанию. 

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Вологодская область. Церковь Успения Пресвятой Богородицы постройки начала XX-го века стоит в нескольких километрах от деревни Шемякино. В советские годы храм использовался как зернохранилище. До сих пор в расщелинах пола и у валунов фундамента видны зерна пшена и ячменя. Добровольцы восстанавливают этот храм на протяжении пяти лет.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

Деревня Ануфриево. В Ануфриево стоит храм Казанской Иконы Божией Матери. Здесь активно ведутся восстановительные работы.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

За десять запланированных дней работы добровольцам предстояло, на первый взгляд, невозможное: демонтаж, маркировка, сборка и складирование на подставках обрушенных частей звонницы; расчистка мусора между срубом и обшивкой; выравнивание геометрии южной стены входного придела; укрепление нарушенного юго-западного угла валунного фундамента; укрепление нарушенных конструкций перекрытий; сооружение консервационной кровли часовни; ремонт нарушенных частей металлической кровли над молельной частью часовни, герметизация стыков. К нашему приезду  90% этих работы были уже выполнены.

Русский север – общее дело. Фоторепортаж о жизни древних храмов и людях Севера

И впервые за сто лет здесь состоялась служба. 

С первого дня нашей экспедиции все случайности были не случайны. Так, я не подозревала, что за тысячи километров от Москвы, в деревне Большой Бор, встречу ребят из творческого объединения «Под Облаками». Они помогают в спасении древнего Ильинского Храма, а еще организовали здесь фольклорный лагерь. Выходит, «Общее Дело» вдохновляет на спасение и нематериального наследия.

Стоит ли многословной похвалы каждый из добровольцев – безусловно. Но на севере слова тщетны, а дело ценится, поэтому даст Бог, поеду добровольцем к одному из сотен северных Храмов. «Общее Дело» всех к нему причастных объединило, обогатило, изменило. Отправляясь в экспедицию, я искала истории, а нашла Дар Бесценный. В людях.