«Пусть храм дышит». История одной из самых одиноких церквей в Коми, которую мечтают восстановить

Новый настоятель церкви отец Владимир Левичев собрал деньги на ремонт крыши, но впереди непочатый край работы. 

Старинную Богоявленскую церковь в селе Ляли Княжпогосткого района называют храмом-мучеником. Уникальную архитектуру 160-летнего памятника культуры не уберегли ни годы, ни люди. Фундамент трескается, стены разрушаются, кровля течет. Но православные десятки лет не теряют надежду восстановить храм. Новый настоятель церкви отец Владимир Левичев из Сыктывкара настроен решительно — он собрал деньги на ремонт крыши, но впереди непочатый край работы. Вместе с ним «КП-Коми» отправилась в Ляли.

Белый корабль

Отец Владимир садится в машину с присказкой, что священник должен ехать впереди– это некий дорожный оберег. Охотно верим, и за разговорами преодолеваем 90 км. В пути узнаем, что новый настоятель Богоявленского храма больше 30 лет работал стоматологом. Но на 53-м году круто изменил жизнь и стал батюшкой. Священник с детства чувствовал какое-то странное чувство пустоты именно в воскресный день. Оно исчезло, когда он принял крещение в начале 90-х и утро выходного стали заполнять воскресные службы. Чувство полноты жизни укреплялось во время молитв, крестных ходов, поста, Пасхи и рукоположения в сан. «Ощущение такое, будто предыдущие 50 лет были репетицией, а жизнь я начинаю только сейчас», – признается иерей Владимир Левичев.

 Наталия БЕШКАРЕВА

Новый настоятель Богоявленского храма больше 30 лет работал стоматологом. Но на 53-м году круто изменил жизнь и стал батюшкой.Фото: НАТАЛИЯ БЕШКАРЕВА

Неожиданно с горы открывается Богоявленская церковь. Она похожа на белый корабль в окружении красивых даже зимой полей. Треснутые стены, отсутствие колоколов, накренившийся крест не делают храм символом разрухи и запустения – так он красив и благороден. Эта церковь уникальна тем, что имеет три престола. Богослужения проводились в верхнем холодном храме — в честь Успения Божией Матери, в двух нижних теплых — во имя Богоявления и в честь святителя Николая Чудотворца.

Одиночество храма

Разговор о восстановлении храма идут с 1991 года, когда здание передали епархии. Восемь священников брались за это непростое дело, но с мертвой точки оно не сдвигалось. Храм продолжал разрушаться, да и местные прилагали к этому руку. Ситуация начала меняться в 2000-х при протоиерее Борисе. На памятнике архитектуры установили решетки на окнах, поставили крепкие железные двери. Теперь в храм без благословения батюшки никому не попасть.

 Наталия БЕШКАРЕВА

Храм пытаются восстановить уже больше 30 летФото: НАТАЛИЯ БЕШКАРЕВА

Мы же с отцом Владимиром заходим внутрь. Окружение гнилых досок, поеденных зеленой плесенью стен и осыпающихся от сырости кирпичей, не мешает воображению построить картину былого богатства. Круглые арки раздвигают пространство одинокого храма.

Карабкаемся по приставной лестнице на второй этаж, где находилась летняя церковь. Обгорелые доски запорошены снегом. На стенах – веселые надписи от студентов ГПТУ, оставивших свои имена. На деталях разрухи глаз не останавливается, потому что в груди становится тесно от вида, который открывается из пустых глазницах окон.

 Наталия БЕШКАРЕВА

В груди становится тесно от вида, который открывается из пустых глазницах оконФото: НАТАЛИЯ БЕШКАРЕВА

На глазах небо очищается от туч и усталое зимнее солнце золотит стены старинного здания. Солнца мы не видели почти месяц, поэтому считаем его приход почти чудом.

О том, что храм не заброшен, говорят детали. Например, современный аналой, у которого прошел молебен при начале строительных работ в ноябре. В то время выполнили гидроизоляцию крыши, чтобы влага не разрушала старинную кладку. Но впереди непочатый край работы, на которые собирают деньги всем миром.

 Наталия БЕШКАРЕВА

Внутри пустынно, одиноко, но все равно торжественноФото: НАТАЛИЯ БЕШКАРЕВА

Ближайшие задачи – отремонтировать пол и установить рамы на окна. Пока не везде, чтобы храм дышал. Если появятся пожертвования, то весной рабочие начнут обновлять старинную кладку на крыше.

Последний настоятель

Последняя служба в Богоявленской церкви села Ляли прошла в 1929 году. За прошедшие годы церковь видела многое — и воинствующих пролетариев, сжигающих иконы, и пьяниц, и любопытных сталкеров.

О том, что пришлось пережить храму-мученику, рассказал 81-летний старожил села Леонид Игошин. Он живет в родовом доме в минуте ходьбы от храма и всю жизнь наблюдает, как церковь ветшает. Но он помнит, когда храм сиял золотыми иконостасами, богатыми паникадилами и крестами, которые ломали на его глазах в голодном послевоенном детстве.

 Наталия БЕШКАРЕВА

Сторожил Леонил Ильич всю жизнь наблюдает, как ветшает храмФото: НАТАЛИЯ БЕШКАРЕВА

Знает он и о последнем настоятеле храма Василие Распутине. Того осудили на три года лагерей в 1930-м году за то, что батюшка «организовал собрание, на котором уговаривал выйти из колхоза, говоря, что там порядков не будет», как говорится в материалах дела. Священник вернулся в Ляли после лагерей и служил требы, крестил и отпевал до1941 года. Говорят, что его снова арестовали и расстреляли...

Иконы в клубе

В 1950-х там хотели организовать клуб. Даже принесли аппаратуру и завели фильм, но но учли особенностей акустики – звук отражался от стен. Кино так и не досмотрели, а задумку устроить клуб оставили. Затем нижний придел приспособили под зернохранилище и склад для колхозной техники. «Если бы склада не было, то храм бы не дожил до сей поры», – считает Леонид Ильич.

Особенно долго держался летний придел на втором этаже. Леонид Ильич вспоминает, что верхний храм жители долгие годы оберегали – там сохранялся иконостас. «Наверху было так красиво! Люстры такие висели, уууу!» – вспоминает сторожил.

 Наталия БЕШКАРЕВА

Церковь похожа на одинокий белоснежный корабль среди низких деревенских домиковФото: НАТАЛИЯ БЕШКАРЕВА

По его словам, церковному великолепию пришел конец в 90-х, когда двое парней ради забавы разожгли там костер. Иконостас с золотыми иконами сгорел, а молодые люди, как утверждает сторожил, в течение года трагически погибли. На мистическую связь разрушения и возмездия за этот грех Леонид Ильич указывал не раз.

В 70-е годы один меценат купил для храма стройматериалы. Но от властей пришла отмашка, мол, реставрацией нужно заниматься только с особого разрешения, работы заглохли.

– Шел с рыбалки, вижу, мужичок ворует доски. Увидел меня и убежал. Кричу ему вдогонку, мол, от меня-то убежишь, а от боженьки — нет. В итоге в его доме случился пожар и он сгорел вместе с домом, - вспоминает Леонид Ильич.

Кладомания

В 1941 году боголюбивая Анна сохранила храмовую чудотворную икону Божией Матери «Скоропослушница». Рассказывают, что прихожанка упала перед представителями советской власти на колени и попросила не жечь икону, а отдать ей на хранение. Над женщиной посмеялись, но икону отдали. Спустя годы после ее смерти святую вещь перенаправили в Сыктывкар — на подворье Кылтовского монастыря. И на первой же службе икона замироточила.

В 70-х годах в храмовой резной крест попала молния попала шаровая молния. Деревянное основание креста начало гореть. Один из жителей Лялей залез на крышу и с риском для жизни начал основание рубить топором, чтобы огонь не проник внутрь храма. Крест упал, другой житель села его подобрал и продал музею истории в Сыктывкаре. Он и до сих пор хранится в его фондах.

 Наталия БЕШКАРЕВА

Вокруг храма - приметы спокойной деревенской жизниФото: НАТАЛИЯ БЕШКАРЕВА

Когда колхоз сдал свои права на церковь, она долгое время пустовала. Местные побелили стены и закрыли окна нетканкой, но началась кладомания. Пошел слух, что последний настоятель храма Василий Распутин спрятал в полу богатые церковные одежды, крест и монеты. Местные перерыли все полы. Ребятня нашла в храме лишь старинные николаевские монеты. Но поиски церковного клада не увенчались успехом.

Главное – верить

Восстановить храм можно и нужно, считает отец Владимир. Хотя объем работ невероятно широк, он верит в воскрешение храма-мученика. Но веры одного священника маловато.

 Наталия БЕШКАРЕВА

Для восстановления храма нужны пожертвованияФото: НАТАЛИЯ БЕШКАРЕВА

Необходимо, чтобы к этому желанию присоединились чаяния сотни людей. Отец Владимир беспокоится об этом. Он расставил ящики для пожертвований в ближайших магазинах и придорожных кафе. Думает поставить их в крупных сыктывкарских ТРЦ – все-таки там поток людей в сотни раз больше, чем в деревенском магазине.

Пожертвование может сделать каждый. Даже 100 рублей помогут восстановить хотя бы часть старинного Богоявленского храма.

КАК ПОЖЕРТВОВАТЬ НА ХРАМ?

Номер счета для юрлиц – No40703810228000000540, Сбербанк.

Номер карты 4276 8280 1147 292, привязана к телефону 89087150515. Получатель Владимир Левичев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Из майора МВД в священники. Жизнь сыктывкарского батюшки может послужить сюжетом к нескольким фильмам

Накануне главного православного праздника отец Александр рассказал, как вера спасла его от болезни, а скромный приход всегда полон подарками.