Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» создает угрозу институту семьи в целом

16 января в Общественной палате Республики Дагестан состоялось обсуждение проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Законопроект, разработанный отдельными членами Совета Федерации Федерального Собрания РФ стал предметом острой общественной полемики: сторонники принятия законопроекта считают нынешнюю редакцию слишком мягкой, в то время как противники рассматривают предусмотренные в нём меры как репрессивные и опасаются, что семейно-бытовым насилием можно будет признать «любое нормальное человеческое действие».

На обсуждении принимали участие Уполномоченный по правам человека в Республике Дагестан Джамал Алиев, председатель Союза женщин Дагестана Интизар Мамутаева, руководитель аппарата Общественной палаты Абдулмуъмин Ибрагимов, общественники и СМИ.

Открывая слушания, заместитель председателя Общественной палаты РД Шамсият Насруллаева поприветствовала участников мероприятия и сообщила, что 25 января этого года в Общественной палате Российской Федерации планируется проведение общественной экспертизы проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», в связи с чем необходимо обсудить проект закона и представить в Общественную палату РФ экспертное мнение Общественной палаты РД.

           «Впервые текст проекта закона появился в 2016 году: «О профилактике семейно-бытового насилия» №1183390–6 от 28.09.2016г. Тогда проект отклонили. В 2019 году работа снова возобновилась, так как жертвы домашнего насилия обращались в Европейский суд. Новый проект базируется на опыте других стран по данному вопросу. Проект Закона вызвал много разноречивых мнений, так как содержит много погрешностей: неточность формулировок, неоднозначность понятий, абстрактность положений, плоскость смысла, что приводит к затруднению восприятия статей закона. Сегодня мы должны обсудить и дать свое заключению на данный законопроект», - отметила Шамсият Насруллаева и представила слово для доклада президенту Благотворительного Фонда по поддержке детей с ограниченными возможностями здоровья "Мой солнечный мир" Бегум Багандовой.

«Понятие «семейно-бытового насилия» в законопроекте охватывает обычные внутрисемейные отношения, которые не являются правонарушениями, а значит, не могут являться основанием для применения мер «профилактики». Если же говорить о профилактике реальных (а не надуманных) насильственных действий, которые запрещены действующим уголовно- и административно-правовым законодательством, следует отметить следующее: множество действующих нормативно-правовых актов уже содержат единообразно применяемые положения, направленные на профилактику правонарушений в любых сферах, в том числе в быту, либо в семье», - отметила Багандова.

        Кроме того, по словам докладчика,в законопроекте содержатся положения, допускающие неоднозначное толкование. Согласно статье 2 законопроекта «семейно-бытовое насилие - умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Однако причинение физических страданий в форме причинения вреда здоровью любой степени тяжести, истязание, побои уже запрещены КоАП (ст. 6.1.1) и УК (ст.ст. 111, 112, 115, 116.1, 117 и др.). Соответственно, для сферы регулирования законопроекта остается физическое страдание, не причиняющее боли. В результате основанием для применений суровых санкций закона может стать минимальный физический дискомфорт члена семьи.

Другой запрет законопроекта – причинение психических страданий.

Однако по статье 117 УК уже наказуемо «причинение физических и психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями», если это не повлекло причинение тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью. Соответственно, для сферы регулирования законопроекта остается психическое страдание, не обусловленное «насильственными действиями». Таким образом, вполне стандартные поведенческие акты в семье, например, апелляция к совести ребенка, критика супруги, которые порождают чувства печали или стыда, подпадают под запрет законопроекта и становятся основанием для включения карательных механизмов закона.

        В законопроекте содержатся положения, ущемляющие права и интересы граждан. К таковым относятся, в частности, неопределенное понятие «семейно-бытовое насилие» (которое блокирует возможность полноценной семейной жизни и воспитания детей), новые механизмы «профилактики», такие как защитное предписание, судебное защитное предписание, специализированные психологические программы.

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» позволяет обвинить любого гражданина в одностороннем порядке, лишить его доступа к своему жилью и к другим членам семьи, в том числе детям, при наличии признаков неадекватно определенного «насилия». Причем, если человек будет уклоняться от исполнения предписания, он может быть привлечен к ответственности (вплоть до административного ареста или лишения свободы – согласно позиции авторов законопроекта).

Как отметила Бегум Багандова, в случае принятия закона граждане абсолютно бездоказательно могут быть лишены на неопределенный срок следующих прав: неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции РФ), право на воспитание детей (ст. 38 Конституции РФ), неприкосновенность собственности (ст. 35 Конституции РФ), право на жилище (ст. 40 Конституции РФ), свобода передвижения (ст. 27 Конституции РФ), свобода совести и право действовать в соответствии со своими убеждениями (ст. 28 Конституции РФ). Грубо подрывается право на труд (ст. 37 Конституции РФ), поскольку внезапный запрет на доступ к своему жилью приведет к лишению граждан возможности нормально продолжать свою жизнедеятельность, реализацию трудовых прав и обязанностей. По аналогичным причинам подрывается и право на здоровье (ст. 41 Конституции РФ).

Новые формы профилактики (предписания и специализированные психологические программы) являются нецелесообразными и антиконституционными.

Кроме того, законопроект содержит в себе существенные коррупциогенные риски. Согласно части 2 статьи 1 Федерального закона РФ от 17.07.2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» «Коррупциогенными факторами являются положения нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции». 1xSlots казино – регистрация www.1xslotscasino.xyz/ , работает с 2017 года! Положения законопроекта предусматривают необоснованно широкие пределы усмотрения (понятие «семейно-бытовое насилие», «лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию» и др.), а также содержит положения с трудновыполнимыми требования к гражданам, создающие условия для проявления коррупции (предписание о выселении по надуманным основаниям, принуждение к прохождению психологических программ и др.).

Кроме того, провокацией коррупции и преступного сращивания представителей органов власти и некоммерческих организаций будет являться тот факт, что некоммерческие организации по законопроекту имеют право участвовать в «выявлении причин и условий совершения семейно-бытового насилия и их устранении», «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем», проводить реабилитацию пострадавших, специализированные психологические программы. Законопроект создает для некоммерческих организаций, которые могут зарабатывать на специализированных психологических программах, интерес в выявлении как можно большего числа лиц, совершивших семейно-бытовое насилие. Поэтому система будет подстегивать некоммерческие организации к сотрудничеству с организациями соцобслуживания в целях оказания им «помощи».

Уполномоченный по правам человека в РД Джамал Алиев отметил, что проект федерального закона состоит из большого числа отсылочных норм к различным нормативным правовым актам, в том числе регламентирующим деятельность тех или иных органов, таких как органы прокуратуры, полиция, органы местного самоуправления.

«По моему мнению, имеющиеся проблемы и недоработки в деятельности отдельных ведомств должны решаться не путем принятия новых законодательных актов, расширяющих понятие насилия и форм реагирования на него, а путем формирования эффективных механизмов реализации уже существующих норм. Многие из предлагаемых норм проекта закона нарушают основополагающие принципы права, в числе которых презумпция невиновности, то есть любого человека смогут объявить «нарушителем» без каких-либо доказательств и ограничить в правах. Хотелось бы сказать, что борьба с насилием должна начинаться не с семьи, а с общества в целом, поскольку масштабы несемейного насилия, к сожалению, существенно выше», - заверил Алиев.

Руководитель аппарата Общественной палаты РД Абдулмуъмин Ибрагимов считает текущую редакцию законопроекта крайне неэффективной, даже опасной, так как расплывчатость формулировок статей может привести к необратимым последствиям. «Нисколько нужен новый закон, сколько механизмы, обеспечивающие социально-правовую защиту семьи и детей, т.е. совершенствование имеющейся системы», - отметил Ибрагимов.

На слушаниях выступили также председатель Союза женщин Дагестана Интизар Мамутаева, члены ОП РД Бика Алиева, Магарам Алиджанов, отец Иоанн, Вагаб Казибеков и другие. Участники слушаний отметили, что данный законопроект приведет к нарушение прав и свобод человека, а также к разрушению брачно-семейных отношений. Законопроект должен быть снят с рассмотрения, как создающий угрозу институту семьи в России в частности, и государственной безопасности в целом.