«ЭТОТ ЗАКОН МОЖНО ТОЛЬКО ВЫБРОСИТЬ В УРНУ…»

ИНТЕРВЬЮ с председателем Центрального Совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ («АРКС»), членом Экспертного совета Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ольгой Владимировной Летковой

 

- Многие эксперты отрицательно высказываются по поводу проекта закона о семейно-бытовом насилии, который вот-вот внесут в Государственную Думу. В чём заключаются основная опасность этого законопроекта?

Основная опасность законопроекта о семейно-бытовом насилии заключается в том, что он предусматривает избыточное вмешательство в семью. Кто угодно и когда угодно может прийти в любой дом с проверкой или просто позвонить в полицию, которая будет обязана принять меры. Это может быть отбирание ребенка или вручение охранного ордера (защитное предписание), который запретит Вам приближаться к членам своей семьи и к собственному дому. Поводом может стать все что угодно, от-наказания ребенка до запрета пользоваться гаджетом, или простое замечание. Сам ребенок тоже может пожаловаться. Сейчас для этого создана и активно пропагандируется целая система защиты прав детей.

- Насколько я понимаю, сигнал может быть и ложным?

Авторы законопроекта не позаботились о презумпции невиновности. Есть сигнал – есть защитное предписание. В законопроекте прямо говорится о том, что защитное предписание выдается участковым немедленно, то есть без всякой проверки. Для его оформления достаточно только заявления от лица, подвергшегося насилию. В этом случае участковый обязан оформить защитное предписание на месяц, а дальше суд может продлить его на год и более.

- То есть целый год, а то и больше нельзя будет увидеться со своими близкими?

Да, нельзя будет приближаться на определенное расстояние, нельзя будет искать с ними встреч, интересоваться, где находится ваш ребенок, и как складывается его судьба. Нельзя будет появляться у себя дома. За нарушение запрета Вас могут посадить в тюрьму. Где и на что Вы будете жить, никого не интересует.

Я знаю случай из зарубежной практики, когда русскоязычного мужчину при разводе оговорила жена, и он оказался на улице без самого необходимого. Как он сам свидетельствует, он смог выжить только благодаря тому, что у него осталась банковская карта. Прошло несколько лет скитаний, прежде чем он смог доказать в суде, что был невиновен. Такая же презумпция виновности человека теперь внедряется и у нас, несмотря на Конституцию РФ.

Можно себе представить, какие последствия это может иметь. Жилищный вопрос – один из самых острых в нашей стране. Например, если в процессе развода кто-то из супругов напишет заявление о насилии, то Вы больше не только не увидите своих детей, но и потеряете свое жильё и имущество. Заявление может написать не только жена, но и теща, и свекровь, или другие родственники, которые не хотят жить с Вами под одной крышей. Это может быть просто сожительница или «ночная бабочка», которая утром заявит о возможном насилии (для принятия мер, достаточно предполагаемой возможности совершения деяния, а не самого насилия). Тогда эти люди спокойно и счастливо смогут проживать в Вашей квартире, а Вы станете бомжом. В случае принятия этого закона, в России может появиться целая армия бездомных, несправедливо выброшенных на улицу людей.

- Это означает, что возможны рейдерские захваты жилья и другого имущества?

Законопроект создает для этого самые благоприятные возможности. Он действительно может способствовать возникновению бизнеса по захвату квартир. Ведь, чтобы выселить человека на улицу, не нужно будет никаких доказательств, и даже никаких насильственных действий. Достаточно, чтобы жертва заявила об угрозе применения насилия. А насилие в законопроекте трактуется очень широко. Противоправным признается то, что в нормальной семье насилием не считается. Разве нормально привлекать родителей к ответственности только за то, что они сделали замечание своему ребенку, или лишили его карманных денег, или не пустили в дурную компанию, или ограничили его каким-то другим способом? За рубежом этого вполне достаточно, чтобы потерять и жильё, и ребенка. Мне очень запал в душу случай с россиянкой Валентиной Путконен, которая в 2011 году была лишена финскими властями родительских прав только за то, что запретила своей маленькой дочке съесть конфеты перед обедом и заставила вымыть руки. Я виделась с этой женщиной, помню её глаза, и часто ставила себя на её место. Не уверена, что смогла бы такое пережить. Таких шокирующих случаев за границей очень много. Если примут закон о семейно-бытовом насилии в России, то это может стать нашей действительностью.

В нашу организацию уже стали поступать обращения родителей с подобными случаями. Недавно в Московской области у матери отобрали девочку, мотивируя тем, что мать не давала дочке сотовый телефон, требуя, чтобы та хорошо училась. В приюте девочку настроили против матери, рассказав какие у неё права и свободы. А другую девочку отобрали по подозрению в жестоком обращении. Подозрения не подтвердились, но, тем не менее, девочка две недели провела в реабилитационном центре, получив психологическую травму. О состоянии матери, вообще говорить не приходится. Раньше детей тоже отбирали, были такие случаи, но больше из-за бытовых, материальных условий, а теперь из-за ограничения их прав, то есть за воспитание. И это только первые звоночки в преддверии принятия нового закона о семейно-бытовом насилии.

- А бизнес на детях тоже возможен?

Бизнес на детях действительно существует на Западе, и у нас тоже развивается. Лоббисты законопроекта о семейно-бытовом насилии (в основном это НКО с иностранным финансированием, феминистки и ЛГБТ-сообщества) предусмотрели в законопроекте целую схему заработка на детях. Согласно законопроекту, некоммерческие и общественные организации наделяются государственными полномочиями по выявлению насилия в семьях. Это означает, что они смогут прийти в любую квартиру с проверкой, поговорить с детьми и составить акт о том, что в семье родители нарушают права ребенка, а может быть, ещё что-то не так (в квартире не убрано или ремонт не сделан), и в итоге забрать ребенка. А дальше (ВНИМАНИЕ!): эти же организации будут работать с «насильниками», отрабатывать на них свои программы. То есть, это их бизнес, в котором они сами себе будут поставлять клиентов. Понятно, что «насилие» может обнаружиться едва ли не в каждом доме. Тем более что придумать его несложно, под него подпадает всё, что угодно.

Есть и другие формы бизнеса на детях. Например, в Италии сейчас расследуется уголовное дело, которое получило название «Ангелы и демоны». Вскрылось, что итальянские социальные службы отбирали детей у родителей по надуманным поводам и продавали однополым парам. Даже высокопоставленные политики оказались в этом замешаны. В Италии этой осенью тысячи родителей, у которых были необоснованно отобраны дети, вышли на улицы с требованием вернуть им детей и отменить аналогичный закон (в разных странах действует одинаковый закон о семейно-бытовом насилии, разработанный в ООН). У нас в России пока нет такого засилья гомосексуальных пар, но есть приемные родители, которые заинтересованы в хороших детях.

- Теперь понятно, почему его называют антисемейным и просто чудовищным. Но ведь он не в первый раз выносится на рассмотрение?

Законопроект вносился на рассмотрение неоднократно. Наша общероссийская общественная организация «АРКС» (Ассоциация родительских комитетов и сообществ) образовалась более 10-ти лет назад, в знак протеста родителей на попытки ввести ювенальную юстицию в нашей стране; и за это время мы неоднократно сталкивались с попытками протолкнуть этот законопроект. Несколько раз он вносился в Госдуму разными депутатами, но из-за протеста общественности его удавалось снять с рассмотрения. Его пытались подсунуть первым лицам государства, но те вносить его не стали, разобрались в его положениях.

За это время законопроект много раз проходил широкое общественное обсуждение: и в Общественной палате РФ, и в регионах, и на Всероссийском родительском форуме, и на съезде родителей России, и на Рождественских чтениях с участием Русской Православной Церкви, и т.д. и везде получил негативную оценку. Недавно Патриарх Московский и всея Руси Кирилл указал на опасность этого законопроекта для института семьи и для общества в целом и призвал законодателей отказаться от его принятия.

- Недавно депутат Госдумы Наталья Поклонская предложила внести поправки в законопроект и изменить его название.

По моему мнению, Наталья Поклонская просто предложила подменить понятия. Что толку, если назвать закон «Об укреплении и сохранении семьи», а содержание оставить прежним? Она же не предлагает принять другой закон, а хочет внести поправки в этот текст. Но правками этот законопроект не исправить, потому что у него порочная концепция. Она заключается в том, чтобы криминализировать внутрисемейные отношения, сделать противоправным воспитание детей. Семья – это особая, закрытая сфера. Не случайно по закону каждая семья обладает автономией и никто не вправе вторгаться в чужие отношения. По Конституции РФ каждый гражданин имеет право на частную жизнь, и на охрану семьи государством. А этот законопроект не согласуется с нашей Конституцией и с нашими законами. Поэтому принимать его ни в каком виде, и ни под каким названием - нельзя, а можно только выбросить в урну.

На мой взгляд, депутат Поклонская не случайно выступила с такой инициативой. Народ не приемлет этого законопроекта, по многим регионам проходят протесты. Люди пишут письма Президенту и в законодательные органы, нарастает массовое сопротивление. Поэтому лоббистам ничего не остается, как замаскироваться. Когда более 10 лет назад мы начинали бороться с ювенальной юстицией, то всё называлось своими именами: закон о ювенальной юстиции, система сопровождения семей и т.д. Но по мере того, как традиционное общество добивалось дискредитации этих понятий, названия законопроектов менялись, их опасные положения вуалировались, но суть оставалась прежней. Теперь «ювеналы» проталкивают свои законопроекты под видом поддержки семьи, и даже защиты традиционных ценностей.

Наталья Поклонская всем известна как патриот, вроде бы православный человек, в каких-то вопросах даже чересчур твердый, бескомпромиссный. Но в последнее время она шокирует многих, даже невоцерковленных людей, своими заявлениями, и по поводу хеллоуина, и по поводу абортов, да и по многим другим вопросам. Я расцениваю её предложения по законопроекту о семейно-бытовом насилии, как одно из тех заявлений «новой» Поклонской, которые не делают ей чести. Вроде бы красивые слова, но нужно смотреть, на что они направлены. А направлены они на усыпление бдительности, на то, чтобы принять этот законопроект, но под другим названием и в более завуалированной редакции. Но это не изменит его разрушительной сути. То, что не будет открыто прописано в федеральном законе, можно прописать в региональном законодательстве, а можно и в инструкции, или ином подзаконном акте. Т.е. если этот закон примут в любой редакции, то дальше всё пойдёт как по накатанной дорожке, и бороться с этим будет практически невозможно.

- Лоббисты нас обвиняют в том, что мы, якобы, считаем, что проблему насилия в семье решать не нужно. Был проведен опрос ВЦИОМ, понятно, что он смоделирован, но мнение общества по этому вопросу неоднозначное.

Никто не говорит, что проблему насилия в семье решать не нужно. Но сначала нужно проанализировать структуру насилия в целом. Официальная статистика МВД показывает, что семейно-бытовое (домашнее) насилие в нашем обществе занимает не более 20%. Так, по данным ГИАЦ МВД России в 2018 году число потерпевших от преступлений, совершенных членами семьи - 33235 человек, из них женщин - 23518, несовершеннолетних - 5917 человек. Это значит, что семейное насилие составляет не десятки, и уж тем более не сотни погибших, как заявляют лоббисты законопроекта и некоторые журналисты. Скорее нужно бороться с разными другими проявлениями насилия, искоренять его причины, такие как жестокость и насилие в СМИ, в Интернете. Посмотрите, в какие компьютерные игры играют наши дети, сколько крови и грязи выливается на них из социальных сетей! Вот это нужно в первую очередь урегулировать законодательно, чтобы весь этот ужас не перекочевывал сначала в души людей, а затем и в нашу реальную жизнь.

Что же касается именно семейно-бытового насилия, то эту проблему тоже нужно решать. Только законопроект о семейно-бытовом насилии её не решает. Положения законопроекта не распространяются на случаи побоев, истязаний, причинения телесных повреждений и другие деяния, которые являются настоящим насилием, так как эти вопросы регулируются Уголовным кодексом.

В опросе ВЦИОМ по поводу этого законопроекта вопросы были сформулированы очень некорректно: если ты против насилия, значит «за» закон. Даже Президент сказал, что он не знает, эти люди голосовали за закон или против насилия. Большинству опрашиваемых было просто неизвестно, что на самом деле закон от реального насилия семью не защищает. Если бы они прочли текст законопроекта, то я уверена, что проголосовали бы против.

Кстати, Президент сказал, что он не уверен, что такой закон нужен. На мой взгляд, проблему домашнего насилия нужно решать комплексно, изменив положения уже существующих законов, которые дают сбой.

Во-первых, нужно заставить полицию работать более четко, так как именно из-за её бездействия порой разворачиваются страшные трагедии в семьях. Для этого нужно ввести ответственность полицейских за непринятие мер в тех случаях, когда они должны реагировать. В настоящее время такой нормы у нас в законе нет.

Во-вторых, ни для кого не секрет, что причинами большинства реальных домашних скандалов является бытовое пьянство. Однако в период перестройки мы закрыли все вытрезвители и ЛТП. Теперь, если пьяный дебошир распускает руки, полиции просто нечего с ним делать. Давайте вернем в законодательство возможность принудительного лечения от алкоголизма и наркомании, которое мы необдуманно отменили. А заодно, пересмотрим порядок принудительной госпитализации психически больных людей и предусмотрим их госпитализацию до того, как они совершат общественно-опасное деяние, а не после. Это тоже одна из распространенных причин совершения тяжких преступлений, в том числе и в семьях.

Кроме того, необходимо развивать сеть социальных гостиниц и центров, где люди могли бы найти приют и необходимую помощь.

Наша организация разработала законопроект, который предусматривает внесение изменений в различные нормативные акты, направленные на искоренение насилия. Там собраны эти и другие правовые предложения, которые могли бы реально помочь снизить уровень насилия и жестокости в нашем обществе, в том числе и в семьях. И хотя уровень насилия в семьях не так уж и велик, как его представляют СМИ и лоббисты, бороться с ним можно и нужно, разумно воздействуя на причины, а не копируя опасный зарубежный опыт, который может разрушить наши семьи и нашу страну.

А нынешний законопроект не подлежит улучшению поправками, он должен быть полностью отклонен.

 

Над интервью работала Анна Бударина.

© Россия Православная orthodoxy.ru

 

Тематика: