О попытках внедрить ересь Филиокве в русскую православную богословскую школу

I. Предисловие

В современном русском богословии наметилась странная тенденция ревизии догматического учения Православной Церкви под благовидным предлогом достижения христианского единства в расколотом мире. Одним из таких направлений поиска единства является попытка пересмотра отношения к римо-католическому лжеучению Филиокве (об исхождении Святого Духа «и от Сына»), осужденному Православной Церковью как ересь.

Согласно вере Православной Церкви, Святой Дух исходит от Отца, однако католики исказили эту веру, прибавив к ней ложное учение о том, что Святой Дух исходит еще «и от Сына». Эта прибавка к Символу веры на латинском языке пишется Filioque (Филиокве).

К каким трагическим духовным последствиям ведет эта ересь, мы сейчас вдаваться не будем, отметим лишь, что всякому студенту семинарии известно, что Филиокве является одним из принципиальных догматических отличий католичества от Православия. Однако некоторые современные православные богословы не оставляют попыток выдать Филиокве всего лишь за историческое недоразумение с позиций современного представления о богословии. Именно так поступает принятый во время ректорства в Московской духовной академии архиепископа Амвросия (Ермакова) (ныне ректор Сретенской духовной семинарии) Олег Давыдов, доселе никому не известный, но в 2019 году занявший на кафедре богословия МДА должность профессора и считающий себя специалистом в области православного богословия, при том что он не имеет даже семинарского образования, а его зачисление на работу в МДА противоречило требованиям «Положения об ученых званиях и штатных должностях в духовных учебных заведениях Русской Православной Церкви» Учебного Комитета РПЦ[1]. Удивительно, что О. Давыдов принят в МДА без прохождения конкурса на кафедре, а прот. П. Великанов выдвинул его кандидатуру на голосование на Ученом совете МДА, представив дело так, будто О. Давыдов прошел конкурс. Все это говорит о том, что тогдашнее руководство МДА во главе с уважаемым архиепископом Амвросием было весьма заинтересовано в кандидатуре этого преподавателя.

Но, как оказалось, рамками одной лишь Духовной академии деятельность О. Давыдова не ограничивается, и с недавних пор он входит в редколлегию издательства Сретенской духовной семинарии «Среда», в котором будет издаваться научно-богословская литература, исследования отечественных и зарубежных богословов, философов и историков.

Что же, исповеднический путь православных святых, вступивших в борьбу с лжеучением Филиокве вплоть до мученической кончины, всего лишь «традиция раздора»?

Олег Давыдов изложил свои взгляды по вопросу Филиокве в статье «Традиция раздора»[2], изданной в 2017 году. Далее по тексту речь пойдет именно об этой статье. Из названия статьи и ее содержания подспудно следует, что исповеднический путь православных святых, вступивших в борьбу с лжеучением Филиокве вплоть до мученической кончины, является всего лишь «традицией раздора», а не залогом Истины, мира и единства.

Такое название статьи в принципе провокационно. Вспоминая подвиг мучеников и исповедников за православную веру в день памяти всех святых, который Церковь отмечала в недавнее воскресенье 14 июня, видно, что подобные оценки ведут к отрицанию и попранию их подвига, а значит – и самого праздника. На следующий день после памяти всех святых – 15 июня 2020 года – выпал день рождения протопресвитера Гавриила Костельника, мученически положившего свою жизнь в борьбе с католическими лжеучениями, в том числе и с вышеупомянутым Филиокве, чтобы привести отпавших от Православия униатов обратно в Церковь.

II. Давыдов не признаёт учение Вселенских Соборов о Святом Духе
догматическим и богословским

Ссылаясь на неприемлемое с православной точки зрения мнение прот. Сергия Булгакова по вопросу Филиокве, Давыдов пишет:

«Отец Сергий Булгаков в своих блестящих трудах, в первую очередь в книге “Утешитель”, демонстрирует прекрасное знание католической мысли и учения, которым во многих случаях дает обоснованную и тонкую критику с православных позиций. Однако в этом тексте он убедительно показывает, что вопрос о филиокве, как он сложился и существует по сей день, не был и не является ни богословским, ни догматическим. Несмотря на широко известное наличие действительно спорных теологуменов Булгакова, в данном случае следует признать его правоту».

Итак, профессор МДА О. Давыдов в полном единодушии с прот. Сергием Булгаковым противопоставляет себя всем церковным Соборам и согласным с Соборами по этому вопросу святым отцам и считает, что вопрос Филиокве не является богословским и догматическим. Православная Церковь, в отличие от О. Давыдова, на протяжении многих веков спора о Филиокве считала иначе и выразила это во множестве святоотеческих творений и церковных постановлений.

Оценка учению Филиокве была дана, в частности, в документе под названием: «Окружное послание Восточных Патриархов о Православной вере» 1848 г.:

«Единая, святая, соборная и апостольская Церковь следуя святым отцам… возвещает соборне, что cиe нововведенное мнение, будто Дух Святый исходит от Отца и Сына, есть сущая ересь и последователи его, кто бы они ни были, – еретики… составляющиеся из них общества суть общества еретические, и всякое духовное богослужебное общение с ними православных чад соборной Церкви — беззаконно».

Олег Давыдов, развивая свою мысль, полагает, что в учении о Святом Духе

«обе версии («с филиокве» и «без») являются догматическим недоразумением, которое исходит из мнимой проблемы, заключающейся в неразличении исхождения и происхождения Духа Отцом», и «произошло это отчасти по недоразумению, отчасти по причине неразработанности специфического языка».

И далее О. Давыдов пишет:

«Свидетельством этой незаконченности и принципиальной открытости учения можно считать то, что не было ни одного Вселенского собора, который выработал бы и утвердил как общеобязательный догмат о Святом Духе. Произошло же то, что Запад и Восток возвели ограниченные теологумены в ранг абсолютных догматов, соответственно, взаимно заклеймив как ересь все иные теологумены, и сделано это было в полемических целях».

Таким образом О. Давыдов отрицает и попирает решения II Вселенского Собора 381 года, где были анафематствованы духоборцы-македониане, а в Символ веры было внесено вероучительное исповедание Духа Святого с точным указанием, от Кого Он исходит. По-видимому, О. Давыдову эти истины просто неизвестны или они для него ничего не значат. Однако же святые отцы, полемизировавшие против ереси Филиокве, ссылались именно на богословие II Вселенского Собора по данному вопросу (см. «Окружное послание Восточным Патриархам» свт. Фотия Константинопольского).

Невзирая на указанные определения Соборов, Давыдов считает, что тема Филиокве «не получила удовлетворительного результата в прежние времена», а потому требует и предполагает «совершенно иные средства и образ творчества, открытый диалог как между богословскими традициями, так и между ними и современной философией». Другими словами, Церковь, которая хранит Божественное Откровение, не способна дать ответ на вопрошание еретиков.

III. О. Давыдов выступает против
православного богословского принципа «согласие отцов»

Олег Давыдов признает, что Филиокве признано церковными Соборами ересью и существует обширная святоотеческая литература, осуждающая Филиокве как ересь. Тем не менее он игнорирует и решения Вселенских Соборов, и труды святых отцов на субъективном предположении, что

принцип «согласия отцов» – это всего лишь «искусственная концепция… которая является скорей инструментом идеологии, чем плодом напряженного богословского творчества».

Высказывания О. Давыдова показывают, что он или не замечает, что противоречит сам себе, или не понимает, о чем пишет. Ведь определения Вселенских Соборов являют это «согласие отцов», лаконично выраженное IV Вселенским Собором 451 г. формулой:

«Итак, последуя святым отцам, все согласно поучаем исповедовать…».

В Деяниях V Вселенского Собора 553 г. выражен тот же принцип:

«Не иначе должно принимать то, что пишется кем-либо, как если оно предварительно будет найдено согласным с православной верой святых отцов»[3].

Этому принципу следовали все святые отцы, например прп. Максим Исповедник, который стремился «пребывать полностью в благочестии и не отступать от учения отцов». Он постоянно утверждает:

  • «я как научен, так и мыслю, и верю, и от отцов воспринял, так и говорю»
  • и «я от себя вообще ничего не скажу, а чему научился у отцов, то и говорю, ничуть не изменяя их учения об этих вещах»[4].

IV. Полемика святых отцов с ересью Филиокве для О. Давыдова
есть «морально сомнительный» «фарисейский буквализм»

Выходит, что О. Давыдову оказывается невыносимо тесно в святоотеческом Предании, и поскольку оно его обличает, а аргументов против этого у него нет, то он «согласие отцов» по вопросу Филиокве подвергает уничижительной критике.

По его мнению,

история «дебатов о Св. Духе свидетельствует о том, что фарисейский буквализм, полемический задор и апологетическая горячность гораздо чаще выступают движущими мотивами любой из сторон диалога».

А богословие святых отцов «эстетически безвкусно, интеллектуально бесплодно и морально сомнительно» и традиционно банально, а богословские споры об Истине – это «столкновения гордынь» и за редким исключением «орудие схизматического духа»…

Видно, что О. Давыдову невыносимо тесно в святоотеческом Предании

Получается, по Давыдову, что святыми отцами руководила не апостольская заповедь «храни переданное тебе» (1 Тим. 6: 20) и наставление, данное верным в лице апостола Тимофея: «Заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, Который будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его: проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием» (2 Тим. 4: 1–2), а человеческие страсти, поэтому исповедники веры, по Давыдову, – это люди, проникнутые схизматическим духом.

Однако Давыдов счел возможным обойти апостольскую заповедь и «фарисейский буквализм», как он именует учение святых отцов, с помощью богословского «гения» прот. Сергия Булгакова и личного догматического волюнтаризма.

V. Догматический и литургический волюнтаризм

Поскольку богословие Церкви и святых отцов в глазах О. Давыдова безнадежно негодно, то молодой реформатор церковной веры призывает игнорировать Филиокве как ересь на уровне литургическом и церковно-практическом и по сути предлагает переступить через веру в Единую Святую Православную Церковь:

«В литургической и евхаристической жизни общин, как католических, так и православных, совершенно невозможно найти различия, о которых можно было бы сказать прямо, что они зависят от приверженности к различным теологуменам. Именно это “низовое единство” представляется тем основанием, на котором возрастет иная, неапологетическая пневматология, допускающая разномыслия, но не взыскующая тоталитарного единомыслия».

О. Давыдов не знает, что каноны запрещают общение с еретиками в молитве и Таинствах? Или эти каноны для него ничтожны?

По всей видимости, отсутствие базового семинарского образования и протекция уважаемого архиепископа Амвросия (Ермакова), прот. П. Великанова и ряда других лиц придало богословскому невежеству О. Давыдова в элементарных вопросах семинарского курса ощущение полной безнаказанности. Видимо, он не знает, что каноны запрещают общение с еретиками в молитве и Таинствах на основании отсутствия единомыслия в вопросах веры. Или он сделал это сознательно и эти каноны для него ничтожны?

Собственно, весь посыл нового профессора МДА Давыдова заключается в том, чтобы создать такую пневматологию, которая смешивает истину с ересью и выдать это за христианское учение о Святом Духе.

VI. О разрушительных последствиях для Церкви
от принятия учения О. Давыдова

Подобные попытки оправдать Филиокве ведут к неприемлемым для Православия выводам.

Так, православный богослов епископ Николай Мефонский еще в XII веке по этому поводу ярко писал:

«“Да что же нелепого, когда мы говорим, что Дух исходит и от Сына?” – Нелепостей много, и весьма больших.

Во-первых, евангельская проповедь извращается и искажаются определения отцов.

Во-вторых, отбрасывать дошедшее до нас от отцов божественное наследие и извращать веру есть то же, что чуждаться общения с отцами и сверх того навлекать на себя изреченные ими, по изволению Божию, проклятия на дерзающих делать нововведения в вере.

В-третьих, новая прибавка, делая исповедание святых несовершенным, дает понять, что напрасно страдали все мученики, подвизались подвижники, священнодействовали священники, да и сами самовидцы и слуги Слова напрасно проповедовали.

В-четвертых, мысль изобрести нечто большее против богоносных учителей отменяет изречение Господа: “Довольно для ученика, чтобы он был как учитель его” (Мф. 10: 25).

В-пятых, тогда как Единородный Сын Божий Господь наш Иисус Христос изрек богословскую истину, что Дух исходит от Отца, дерзать вводить какую-нибудь прибавку чего бы то ни было от себя к богословию, как будто только теперь из западных стран появился другой, более ясный учитель и точнейший испытатель Божества, чем единый, первый и единственный Наставник наш и учитель Иисус Христос, с Востока воссиявший, по пророку (ср.: Зах. 3: 8; Ис. 41: 2–29), – есть признак, не знаю, какой наглости и безумства.

В-шестых, новый сей догмат покушается разорвать и разделить единое Тело Церкви Христовой, прекрасно авленное и соединенное Духом (Кол. 2: 19), так как вводит странное и необычное речение, недостойное Духа, какого не слышали и никогда не услышат истинные чада Христовы, наученные слушать гласа Самого только Христа, хотя бы, казалось, шире врат ада зияла бездна, грозящая похитить и поглотить апостольские престолы и возобладать над Церковью.

В-седьмых, возобновляя отринутые, отверженные и изобличенные ереси Ария и Савеллия, Евномия и Македония, это учение покушается то сливать троичность, то разделять неразделимое и неслиянное. Ибо сливает свойства Отца и Сына и отсекает Духа Святого от всей полноты Божества. Вот причины, по которым я отвергаю новизну!»[5].

VII. Выводы

В связи с вышеизложенным учением О. Давыдова возникают вопросы:

  1. Какой вере новый профессор кафедры богословия МДА О. Давыдов научит студентов – будущих священников? Православию или католической ереси Филиокве?
  2. Зачем он это делает?
  3. На каких основаниях О. Давыдов, считающий антитринитарную ересь не догматическим вопросом, преподает в Академии у Троицы?
  4. На каком основании уважаемым архиепископом Амвросием и прот. П. Великановым принят на работу в МДА человек, о котором было заранее известно как о проповедующем еретические идеи, ибо его статья «Традиция раздора» вышла в 2017 году, то есть еще за два года до зачисления его в штат Академии в 2019 году?
  5. На каком основании уважаемым архиепископом Амвросием принят в МДА, да еще и сразу на профессорскую должность (!) по богословской, то есть профильной для МДА дисциплине, человек, не имеющий, согласно требованиям «Положения об ученых званиях и штатных должностях в духовных учебных заведениях Русской Православной Церкви»[6] Учебного Комитета РПЦ, высшего богословского образования?

Совсем недавно (17.06.2020) на телеканале «Спас» архиепископ Амвросий печалился об отсутствии в Церкви специалистов для подготовки будущих священников. Если ректор Сретенской семинарии вел речь именно о таких специалистах, как поддерживаемый им О. Давыдов, то, перефразируя известную поговорку, можно сказать: с такими специалистами не надо и врагов, чтобы развалить Церковь изнутри.

Роман Конь

19 июня 2020 г.

http://www.pravoslavie.ru/131999.html

Тематика: