Время собирать камни

Возрождение деревянных храмов Севера

За четырнадцать лет существования добровольческого проекта «Общее дело» волонтёрами было совершено более четырёхсот экспедиций, исследовано триста шестьдесят храмов и часовен, из них в ста пятидесяти трёх проведены противоаварийные работы. Мы поговорили с руководителем проекта протоиереем Алексеем Яковлевым о состоянии деревянных храмов и часовен на Русском Севере, «уходящей Руси» и о том, как её сохранить.

— Проект «Общее дело» существует уже четырнадцать лет. Расскажите, в каком состоянии находились и находятся храмы и часовни на Севере.

— Оно остаётся аварийным. У нас в прошлом году на Русский Север поехало семьсот пятьдесят человек, которые трудились в тридцати храмах и часовнях. Но в помощи нуждаются более трёхсот храмов и часовен. Поэтому то, что мы делаем, существенно не меняет ситуацию. Скорее, мы поднимаем на поверхность проблему утраты памятников своей культуры. А дальше — решение этой проблемы по-настоящему народное. Потому что когда-то эти храмы и часовни строил народ, и именно народ сейчас мог бы их и спасти. Задача нашего проекта — соединить надзорные органы, специалистов и добровольцев для сохранения храмов.
— Встречались ли те храмы и часовни, которые находились в настолько плачевном состоянии, что их уже не спасти?
— Одним из ярких примеров является храм святителя Николая в поморской деревне Унежма, где совсем не осталось жителей. Здесь в совет-ские годы располагался коровник. И вот по сделанному проекту противоаварийных работ в прошлом году были поставлены внешние леса, а в этом году аккуратно разобрали покосившуюся, обваливающуюся бочку от главки.

И теперь он — олицетворение того, что лучше поздно, чем никогда, но лучше не опаздывать. К «уходящей Руси» важно прикоснуться, чтобы она жила в сердцах.

— В беседе с отцом Дмитрием Смирновым на телеканале «Спас» вы охарактеризовали жителей деревень Русского Севера так: «Люди, которые ещё не исковерканы цивилизацией, глобализацией, люди открытые, с нежной душой». Что, по вашему мнению, исковерканная цивилизация и глобализация?
— Передо мной сейчас фотография одной замечательной бабушки с верховьев реки Мезень. У неё умерли дети, муж, не было родственников. Она ослепла. И вот женщина одна живёт в доме, полностью ведёт всё хозяйство. И нам кажется, что человек, который всё потерял, у которого нет даже зрения, должен быть унылым и несчастным. Но она — весёлая, жизнерадостная, светлая. Вот пример на всю жизнь.
Пример, каким ты должен быть. И если сравнивать с нынешней ситуацией, то у людей, с одной стороны, всё есть, а они всё время чем-то недовольны. А от общения с такими людьми ты становишься лучше, чище, собственные неприятности, невзгоды уже не кажутся таковыми.

1600_d1104__СССС3— Что вы вкладываете в понятие «уходящая Русь»?

— Мы знакомы с очень большим количеством бабушек и дедушек, и, к глубочайшему сожалению, зачастую их дети, которым по 50—60 лет, уже во многом не такие, как их родители. И очень важно успеть увидеть, пообщаться, научиться у этого уходящего поколения глубине, простоте, чистоте.
— Как вы думаете, вам удалось это сохранить благодаря проекту?
— Думаю, что люди, приезжающие на Русский Север, трудятся, общаются с местными жителями, видят красоту природы и храмов, перенимают частичку этой Руси в свои сердца. Общение с такими людьми становится путеводным в жизни, в судьбах других людей. К «уходящей Руси» важно прикоснуться, чтобы она жила в сердцах. И сохранение деревянных храмов и часовен в этом очень помогает.

Беседовал Владислав КОРЕЛИН

Фото из архива проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера»

ЦитатаВ цифрах
Сегодня на территории Архангельской области находится
524 объекта
культурного наследия, среди которых
храмы и часовни.
Из них 166 —
в аварийном состоянии.
По данным проекта «Общее дело»,
количество деревянных храмов и часовен
в области
с 1917 года по 2019-й
сократилось
с 1239 до 390.