Экологический экстремизм

Британские экоактивисты считают рождение детей «величайшим актом разрушения климата»

Протоиерей Максим Обухов 

В издании «The spectator» опубликована статья радикальных британских экологов против рождения детей: «Рождение ребёнка - это величайший акт разрушения климата. Если вы серьезно относитесь к сокращению своего воздействия на климат, нет ничего более действенного, что вы можете сделать, чем принять решение не заводить детей, поскольку ребёнок наносит планете гораздо больше вреда, чем все, что автомобили, реактивные самолеты и стейки: это уничтожает все климатические блага, которых мы, как люди, надеемся достичь в течение нашей жизни».

В последнее время Запад пытается втянуть Россию и Русскую Православную Церковь в экологическую повестку дня, направленную против человечества.

Ситуацию прокомментировал в интервью «Русской народной линии» руководитель православного медико-просветительского центра «Жизнь» протоиерей Максим Обухов:

На Западе пытаются втянуть Россию и весь мир в борьбу против рождения детей; это происходит уже давно. Англия является родиной мальтузианства, то есть направления мысли о том, что люди – балласт, что нужно сокращать население. Это долгая история. Потом идеи контроля над рождаемостью развивались дальше, и в мировом масштабе движение за сокращение населения продолжалось уже многие годы, особенно с конца 19 века. Далее была Маргарет Зангер, потом фашисты с их идеями «лишних людей», после них борцы с детьми провели ребрендинг, но сущность осталась та же.

Сейчас всё это принимает уродливые формы, граничащие с экстремизмом. Они даже обвиняют тех людей и те народы, которые любят детей и считают, что рождаемость нужно увеличивать. Новая тенденция состоит в том, чтобы убедить общество по поводу «углеродного следа» людей. Рождение человека якобы приводит к выбросу большого количества углекислоты (он должен питаться, одеваться, отапливать помещение и т.д.). У этой теории много сторонников. В частности, дело доходит до экстремистских высказываний, направленных против людей в принципе. Что важно – этой идеологии придерживаются многие влиятельные люди, политики, а не только отдельно взятые экстремисты с отклонениями в психике. Это движение не является как бы полностью маргинальным, оно включает в себя политиков, влияет на многие страны вплоть до принятия нужных законов. Это движение инвестирует деньги в организации, которые занимаются контролем над рождаемостью, в политические проекты, которые вмешиваются в политику других стран. Это тоже важно, так как в сокращение рождаемости втянуты ООН, ЮНЕСКО, ВОЗ. Я могу привести пример, что существует Международная Федерация Планирования Семьи (МФПС, IPPF, International Planned Parenthood Federation), центр которой находится в Лондоне. Эта организация обладает довольно большим политическим влиянием, в том числе в России, начиная с 1991 года. Они глубоко внедрились как в систему здравоохранения России, так и в политические структуры. Повторюсь, что речь идёт не только об отдельно взятых людях со странностями, но и о влиятельных политиках. Международные организации, продвигающие сокращение рождаемости, имеют финансирование и осуществляют образовательные, медицинские, научные и другие проекты, в том числе работают с общественным мнением.

Ещё стоит обратить внимание на то, что идеология «борцов с рождениями» тесно завязана на экологическое движение… оно не однозначно. Это движение разнородное. Там присутствуют самые разные люди – от позитивно мыслящих, людей, готовых отстаивать свои убеждения и защищать природу, до тех, кто считает, что на Земле слишком много людей, и что нужно сокращать количество людей.

Некоторые активисты экологического движения имеют признаки экстремизма. Могу привести пример. Был такой ныне забытый Дмитрий Виноградов, который устроил массовый расстрел в аптеке Ригла, где и работал. Ему было мало, что его организация продает средства для абортов и сокращения рождаемости. Он буквально сошёл с ума на почве ненависти к людям, он был заражён идеями сокращения рождаемости и был, так сказать, последовательным мальтузианцем. Он считал, что людей слишком много, и был, как говорят, волонтером Всемирного фонда охраны дикой природы. Он поверил в то, что человечество слишком активно размножается, что людей слишком много, и что надо, начав с себя, убить как можно больше людей. Перед тем, как устроить массовый расстрел, преступник опубликовал манифест, в котором изложил свои идеи про контроль над рождаемостью, перенаселение планеты и прочее. Это, конечно, крайний случай, но многие экологические активисты и партии поддерживают сокращение рождаемости.

Конечно, на фоне таких заявлений, которые постоянно делаются на Западе и проникают к нам, я бы очень осторожно относился к экологическому движению. В нём есть как положительная, так и тёмная сторона. Они пытаются продвигать свои человеконенавистнические идеи через экозащиту. Можно было бы ограничиться малыми делами – пойти и добиться прекращения сброса загрязненных вод в реку, разобраться с каким-то комбинатом, нарушающим экологическое законодательство, заняться продвижением переработки мусора. Все эти проблемы решаемые, ими надо заниматься. Но мы видим, что выстраивается глобальная система борцов против изменения климата, которые занимаются демагогией и в политических целях наносят вред интересам нашей страны. Так, партия «зеленых» в ФРГ является самой русофобской партией Германии и влияет на политику этой страны. Некоторые экоактивисты вкупе с международным сообществом хотят обложить Россию своеобразным налогом, препятствуют важным проектам в энергетике. И уже к этому идут, чтобы нивелировать наше преимущество, которое состоит в том, что в России много энергоносителей.

Они совершенно не хотят учитывать то, что Россия – холодная страна, и нам для поддержания жизни надо строить более дорогое жилище, нужно лучше одеваться, на порядок больше сжигать топлива, чтобы отапливать дома и поддерживать производство, – отапливать заводы, фабрики, офисные помещения. Россия сажает и выращивает очень много леса, что способствует улучшению климата. Они хотят, несмотря ни на что, обложить Россию, как Гулливера нитками, системой штрафов за то, что мы производим углеводороды. Поэтому я думаю, что за экологическим движением нужно внимательно следить, особенно за борцами с климатом, которые под видом глобальных задач хотят достичь каких-то политических целей.